Меню

Старая версия сайта

Исторический очерк

 

Историко-культурное наследие сельского поселения Аксено-Бутырское

Введение

Раздел «Историко-культурное наследие» разработан в составе материалов по обоснованиюгенерального плана сельского поселения Аксено-Бутырское Ногинского муниципального района Московской области (далее – сельское поселение Аксено-Бутырское), подготовленного ГУП МО «НИиПИ градостроительства» по заказу администрации сельского поселения Аксено-Бутырское.

В рамках данного раздела было проведено описание исторического развития Ногинского района и населенных пунктов, вошедших в границу сельского поселения Аксено-Бутырское, выполнено историческое обследование памятников архитектуры и археологии, расположенных на территории сельского поселения.

В работе были использованы данные Министерства культуры Московской области, материалы историко-архивных исследований государственных архивов Москвы, результаты натурного обследования и фотофиксации.

  1. Исторический  обзор

Первые поселения и стоянки на землях современного Ногинского района

Территория на востоке Московской области, отличавшаяся обилием лесов и озер, богатых дичью и рыбой, с древних времен привлекала людей. В древности эти края покрывали сплошные леса и болота. Реки служили в то время и главными дорогами. Один из важнейших торговых путей пролегал по р. Клязьме, которая в древности была широкой и полноводной.

Все стоянки и селища, обнаруженные археологами на данной территории, как правило, располагались по берегам рек и озер. К наиболее значительным первым поселениям на территории Богородского уезда относятся стоянки Бисеровские, Храпуновские (Масловские) – 7 стоянок, группа Зареченских – 7 стоянок, 2 Ратьковских, 2 Буяновских, Гридицкая. Из числа селищ – это Богословское, Обуховское, Кармолинское, Казанское, Рожково-Захаровские, а из числа древних могильников – курганы в устьях речек Вохны и Мележи, у селений Соколово, Авдотьино, Буньково, Каблуково.

Научное исследование различных находок, обнаруженных при археологических раскопках стоянок, показали, что первые поселения на территории бывшего Богородского уезда появились в конце эпохи неолита (каменного века), т.е. от 6 до 3 тысяч лет назад.

Проникновению славянского населения на эту территорию в значительной степени способствовала развитая речная система. Многие ученые называют реку Клязьму главной речной магистралью славянской колонизации Московской земли. Она же служила и некой границей расселения основных славянских племен вятичей (южнее) и кривичей (севернее). Именно с этими племенами в наибольшей степени связана история славянской колонизации московского края.

Археологические исследования показывают, что на территориях, относящихся сегодня к Ногинскому району, в основном были поселения вятичей, появившихся здесь в Х в. Переселение славянских племен из Киевской Руси и из Чернигово-Северской земли, т.е. с верхней Десны и Оки на северо-восток особенно интенсивно происходило во время опустошительных набегов половцев и печенегов, постигавших Приднепровье.

Первые славянские поселения на территории Богородского уезда были обнаружены у Богослова, Макарова, Мезинова, Ивановского, Старков, Соколова, Авдотьина, Обухова, Кузнецов (берег Святого озера) и Рожкова-Захарова. Славянские курганы были обнаружены в центре Богородска, в Истомкине, Доможирове и Успенске.

В 1081-1082 гг. вятичи были покорены двумя походами Владимира Всеволодовича Мономаха.

Княжества и древние исторические населенные пункты

На территории междуречья Волги и Оки самым древним народом (из тех, которые известны) были угры. Их имя сохранилось в названиях рек - Угра в Тульской области, Угреша и Угричка в Московской области. Археология связывает с уграми Дьяковскую культуру, получившую свое наименование от городища (крепости), найденной в селе Дьяково (сегодня в черте г. Москвы, м. Каширская). В V – II вв до н.э. этот народ упоминают Геродот и другие античные авторы. А славяне называли угров «берендеями».

В начальные века н.э. (по некоторым источникам около полутора тысяч лет назад) территория, на которой сегодня располагается Ногинский район, была заселена племенем меря (одним из представителей угро-финских племен). Многочисленное племя меря занимало земли современных Ярославской, Тверской, Московской, Владимирской, Костромской областей. Столицей государства был город Ростов. Ему принадлежали и земли Богородского края.

В IX в. (около 844 г.) в результате племенных междоусобиц племя мерян было покорено хазарами и вошло в Хазарский каганат.

Окончательно территория Богородского края вернулась в состав Русской державы в X в.

Территория современного Ногинского района в период расцвета Киевской Руси относилась к Ростово-Суздальскому княжеству и считалась глухой окраиной. Ростово-Суздальский край тогда называли «Залесской землей».

За объединением русских земель в государство Киевской Руси последовал длительный период феодальной раздробленности, начавшийся уже в XI – XII вв. и способствовавший татаро-монгольскому завоеванию Руси в 30 – 40 гг. XIII в.

Ко второй половине XII в., в результате распада Киевской Руси, образовался ряд независимых феодальных государств-княжеств. Лидирующее значение среди них с середины XII в. принадлежало Владимиро-Суздальской земле.

Владимиро-Суздальская Русь, развившаяся на основе древнего Ростово-Суздальского княжества в северном Залесье, обязана своим возвышением, прежде всего сыну Юрия Долгорукого князю Андрею Боголюбскому и младшему брату Андрея, продолжателю его дела Всеволоду «Большое гнездо»

В целом период X – XVII вв. – единый процесс сложения и развития государственности в рамках конкретных условий средневековой Руси, русской народности, обретавшей с веками все более глубокие черты социальной и культурной общности, связанные единой идеологической основой – православием, воспринятым от Византии.

Русская культура, сложная и богатая, достигла высокого уровня в эпоху, предшествующую татаро-монгольскому нашествию.

В середине XIII в. Русь была завоевана и опустошена татаро-монголами.  Многие города были разрушены и сожжены, села заброшены. Хозяйственный упадок сопровождался дальнейшим политическим дроблением Руси, поддерживаемым завоевателями. Лишь к началу XIV в. среди уделов раздробленного Великого княжества Владимирского все более выделяются Тверь и Москва, которые вместе с Рязанью, обособившейся еще в XI в., и возникшим в середине XIV в. Суздальско-Нижегородском объединении составили группу «великих княжеств», боровшихся за приоритет в условиях татаро-монгольского ига. 

Со времени правления Ивана Калиты (1325 – 1340 гг.) Москва удерживала свое лидерство и помимо внутренних усилий, направленных на ликвидацию раздробленности Руси, стала организатором общей борьбы за освобождение страны от татаро-монгольского ига. Общее возрождение культуры Руси после ее длительного упадка начинается во второй половине XIV в. Оно стимулировалось идеей национального освобождения от чужеземного ига и объединения страны под эгидой Москвы. Хронологические границы – конец XV и рубеж XVII – XVIII вв. очерчивают время протяженностью более чем в два столетия, которое принято называть эпохой Московского централизованного государства, когда на Руси прочно утвердилась самодержавная власть Московского великого князя, принявшего затем титул царя.

                  2.    Богородский  уезд

                   Исторические  тракты

Карта дорог Богородского уезда

 

История Богородского уезда тесно связана со старинными дорогами, которые имели большое значение для освоения и развития Восточного Подмосковья с самых древних времен.

Важнейшими путями сообщения в древние времена являлись реки. В средние века река Клязьма являлась важнейшим водным путем северо-восточной Руси. Леса на территории восточного Подмосковья были густы и непроходимы. Требовалось большое количество времени, чтобы проселочные дороги сложились в сеть большаков, грунтовых дорог, трактов, шоссе. Развитие территории Ногинского района (в современных границах) в большей степени зависело от более древних дорог: Стромынского тракта и Владимирской дороги. Менее значительными дорогами, в смысле экономического развития территории, были Носовихинская и Троицкая дороги, Хомутовский, Касимовский, Коломенский тракты.

 

Владимирский тракт

Единого мнения о времени возникновения Владимирского тракта нет.

Связывая возникновение Владимирского тракта с учреждением почтовой службы, можно сказать, что ее исток прослеживается в конце XV-начале XVI столетия. Присоединение Западной Сибири к Русскому государству в 1581-1582 гг. утвердило этот путь как кратчайший между Москвой и областями Сибири.

Владимирская дорога проходила от Кремля через Таганку и Андроников монастырь (позднее Рогожскую заставу), затем - на село Измайловское, деревню Новая, села Ивановское и Горенки, Новая Карповка и Леоново, Яковлевское и Пехра, через Купавну, деревни Шалово, Новые Псарьки, Доможирово, село Рогожи, Богослово, Большое Буньково, (тракт переходил на левый берег р. Клязьмы) и далее шел до Владимира.

Первоначально соединяя Москву и Владимир, дорога в дальнейшем уходила на Нижний Новгород, в Казань и далее – в пределы Урала, в Сибирь.

Дорога была проложена через гати и глухие таежные леса.  На протяжении этого пути с приближением к Москве находились восемнадцать застав.

С древней Стромынской дорогой Владимирская связывалась многими дорогами и  просёлками.

В XVIII-XIX вв. в пределах Богородского уезда это были перемычки от Обухова через Анискино, от Богородска через Ямкино и Черноголовку, через Ильинский погост (Мамонтово), деревню Шекавцево и на село Коровицыно (Стромынь), а также через деревню Боровково, Ново, Зубцово, Черново и к селу Стромынь.

Вторая Владимирская дорога имела огромное значение для страны, поскольку это был кратчайший путь от Москвы до важнейшей Волжской пристани – транспортного и торгового узла – Нижнего Новгорода.

Именно по ней проходили важнейшие товарно-грузовые потоки и пассажирские перевозки вплоть до середины XIX в., когда в 1862 г. была проложена железная дорога из Москвы в Нижний Новгород.

Расцвет торгово-экономической значимости Владимирки № 2 приходится на XVIII век – время социально-экономических реформ Петра I и Екатерины II. По закону 1833 г. все грунтовые дороги России делились на 5 классов и Владимирский тракт (от Москвы до Нижнего Новгорода) был отнесен к 1 классу, т.е. к дорогам главного или государственного значения.

Особенно оживленной Владимирская дорога становилась во времена проведения Макарьевских, а позднее и Нижегородских ярмарок.

История этого тракта связана с печальными событиями отечественной истории.

Во времена императорской России по ней везли в Илимский острог закованного в кандалы автора «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева, приговоренного Екатериной II к смертной казни, а затем помилованного Сибирью. В далекий Нерчинск шли пешком декабристы - Сухинин, Модзалевский и Соловьев.

В советский период по Владимирской дороге отправляли в далекую Сибирь сотни политических заключенных.

Во второй четверти ХIХ в. была начата реконструкция Владимирки. Дорога стала покрываться щебенкой. Новая дорога была проложена более прямолинейно, минуя некоторые населенные пункты, как это стало с Купавной. Здесь, в районе Купавны и сохранился до нашего времени нетронутый участок старой дороги.

После Великой Отечественной войны была произведена полная реконструкция дороги. Шоссе получило новое бетонное покрытие с двусторонним движением, новые железобетонные мосты.

 

Носовихинский тракт

 

Это одна из протяженных дорог, уходившая от окраины Москвы (от Рогожской заставы) на юго-восток и приводившая в знаменитую Гуслицу – обширную местность в Подмосковной Мещере, объединявшей селения по реке Гуслица, в том числе Дороховскую, Игнатьевскую, Карповскую и другие волости Богородского уезда. В далекие времена Гуслица принадлежала И. Калите, Дмитрию Донскому, позднее А Меншикову, С. Лопухину, Н. Демидову.

Название дороге дала небольшая деревня Носовиха, которая в XVII в. находилась у Рогожской заставы. Дорога шла по глухой лесной местности, между двумя большими трактами Владимирским и Касимовским. По ней бежали от непосильного гнета помещиков и бояр крепостные крестьяне, холопы. В период религиозного раскола (середина XVII в.) по Носовихе в глухие леса уходили старообрядцы.

От деревни Сергиевки (более позднее название – Обираловка, сегодня  город Железнодорожный), через деревни Черную, Большое Васильево, Каменку, Степаново, Всеволодово дорога уходила в Гуслицу. Там в лесах образовывались старообрядческие деревни, скиты, молельни, здесь селились отшельники, крамольные стрельцы. Гуслица являлась крупным старообрядческим центром в России, имеющим уникальную самобытную культуру.

Троицкая дорога

 

Дорога проходила из села Рогожи в Троице-Сергиев монастырь, поэтому и получила такое название. Фактически, в древности все дороги, ведущие к Троице
- Сергиевой Лавре назывались Троицкими.

Исследователи полагают, что дорога начиналась в Бронницах и шла через село Рогожи и далее от «подвижного плотового перевоза» через реку Клязьму, т.к. моста еще не было, на север через Малое Буньково, Ямкино, Макарово, Душеново, Огуднево, Петровское (три последних селения сегодня относятся к Щёлковскому району).

Сведений о жизни придорожных селений в краеведческой литературе встречается мало. Вместе с тем, описание Троицкой дороги русского историка Н.М. Карамзина позволяют представить ситуацию:

«Прежде богомольцы способствовали экономическому благосостоянию придорожных деревень. Троицкая дорога ни в какое время не бывает пуста, и живущие на ней крестьяне всякий день угощают приезжих с большою для себя выгодою. В каждом более или менее крупном селе была станция, постоялый двор, трактир с гостиницей, кроме того, местные жители пускали богомольцев на ночлег».

Особенно оживленной Троицкая дорога становилась накануне больших летних православных праздников. Ходили по этой дороге паломники до середины 50-х гг. ХХ столетия.

 

   Административное устройство Богородского уезда

5 октября 1781 г. указом Екатерины II была образована Московская губерния. В составе губернии были определены 14 уездов, в их числе и Богородский.

Богородский уезд стал самой большой территорией в Московской губернии. В ее состав входили: Сергиев Посад, село Зуево (город Орехово-Зуево), село Павлово (город Павловский Посад), часть Щёлковского и Раменского района, территория современного города Электросталь.

В составе уезда были образованы 17 волостей.

До 1796 г. в составе уезда были два знаменитых монастыря с посадами: Свято-Троицкая Лавра и Хотьковский.

В 1852 г. К. Нистрем выпустил «Указатель селений и жителей уездов Московской губернии». В этом сборнике зарегестрировано по Богородскому уезду до 450 селений, из которых 111 принадлежали государству и входили в состав государственных имуществ, 16 селений состояли в ведении удельного ведомства, 7 числилось как посессионные владения. Большинство же селений были помещичьими. Среди крупнейших помещиков Богородского уезда был Н.Г. Рюмин, владевший 24 селениями с общим количеством 6798 крестьян. В его владении находились такие известные населенные пункты, как Зуево, Большое Буньково, Дуброво, Кузнецы, Ожерелки, Большой Двор и другие. За ним шли Е.Е. Норд (5934 души), Ф.В. Самарин (5218 душ), Ф.Ф. Пантелеев (3747 душ), М.П. Позен (3174 души) и другие.[1]

До 1917 г. в уезде было 17 волостей: Аксеновская, Беззубовская, Буньковская, Васильевская, Гребневская, Дороховская, Запонорская, Зуевская, Ивановская, Игнатьевская, Ильинская, Карповская, Новинская, Осеевская, Теренинская, Шаловская, Ямкинская.

В ноябре 1918 г. Зуевская волость была переименована в Федоровску.

В 1919 г. Гребневская и Осеевская волости были объединены в Щелковскую.

В январе 1921 г. Дороховская, Запонорская, Теренинская и Федоровская волости были переданы в Орехово-Зуевский уезд, а Беззубовская и Ильинская в Егорьевский уезд Рязанской губернии. В том же году Игнатьевская волость была переименована в Павлово-Посадскую, а ее центр перенесен в Павловский Посад.

В декабре 1921 г. Щелковская волость отошла к Московскому уезду.

В 1924 г. были упразднены Буньковская, Новинская, Шаловская и Ямкинская волости. Одновременно была создана Пригородная волость.

Ногинский район[2] Московской области был образован 5 ноября 1929 г. согласно постановлению президиума Мособлисполкома и Моссовета о переименовании города Богородск Московской области в Ногинск, утвержденному постановлением ВЦИК от 20 января 1930 г. Богородский район был переименован в Ногинский и включен в Московский округ Московской области. Административным центром района стал город Ногинск.

Сельское поселение Аксено-Бутырское образовано согласно Закону Московской области № 82/2005-ОЗ «О статусе и границах Ногинского муниципального района и вновь образованных в его составе муниципальных образований». Населенные пункты, находящиеся в границах сельского поселения Аксено-Бутырское: деревни Аборино, Аксено-Бутырки, Алексеевка, Афанасово-1, Бездедово, Белая, Березовый Мостик, Борилово, Ельня, Ивашево, Каменки-Дранишниково, Кашино, Колонтаево, Марьино-2, Меленки, Новые Псарьки, Оселок, Пешково, Старые Псарьки, Стулово, Тимохово, Черепково, Шульгино, село Кудиново, поселок Горбуша и поселок радиоцентра-9.

 

Население. Промышленность. Промыслы

Текстильная промышленность Московской губернии XVIII – I половина XIX вв. 

Все население Богородского  уезда, как коренное, так и пришлое, размещалось в 462 населенных пунктах (исключая г. Богородск и Павловский Посад), в числе которых состояло 366 деревень, 33 села, 9 мещанских слобод, 23 церковных погоста и 32 мызы и поселка, из которых 11 представляли собою более или менее крупные фабричные центры.

Крупные фабрики, возникшие на территории уезда, давая некоторую материальную обеспеченность населению, в то же время гибельно отражались на всем его существовании, значительно повышая смертность взрослого и детского населения и значительно сокращая среднюю продолжительность его жизни.

Зарождение промышленности в Богородском уезде относится к  концу XVII – началу XVIII в. Промышленному развитию района благоприятствовало удачное географическое положение между Москвой и Нижним Новгородом – ярмарочным центром России, служившим местом сбыта кустарных, а затем и фабричных изделий.

Одно из первых промышленных предприятий – стекольный завод – возник в 1670 г. около деревни Ямкино. Археологические раскопки позволили установить, что подобный стекольный завод существовал в XVII в. на реке Плотня (левый берег реки Клязьмы) в районе деревни Большое Буньково.

В XVII – XVIII вв. вдоль Владимирской дороги стали открываться мелкие и крупные мануфактуры.  Старинным центром текстильного производства является Старая Купавна.

В Московской губернии было всего три пороховых завода, и все они располагались в Богородском уезде. В 1708 г. на территории Обуховской слободы появился пороховой завод Стельса, при котором имелось две фабрики ‑  бумажная и шелковая. В конце XVII – начале XVIII в. были построены пороховые заводы на реке Воре и в Успенске.

Поскольку Богородский уезд являлся основным центром текстильной промышленности России, здесь получило широкое развитие химическое производство, ориентированное на изготовление текстильных красок и различных химикатов. Химический завод П.С. Малютина, построенный в сельце Докторово был первым химическим заводом в Центральной части России.

С 1847 по 1857 г. в сельце Глухово выросли прядильная, ткацкая, красильная, красильно-отделочная фабрики и два корпуса ручного ткачества. В 1856 г. З.С. Морозов учредил акционерную компанию «Товарищества Богородско-Глуховской мануфакуры», которая стала в один ряд с крупнейшими текстильными предприятиями России.

Одновременно с развитием промышленного производства в Богородском уезде, с середины XIX в. стали ощущаться большие потребности в топливе. Одним из самых крупных торфяных массивов в Богородском уезде были Бисеровский и Масловский. Здесь добывали торф для Реутовской, Раменской, Истомкинской и Купавинской фабрик.

Центром кирпичной промышленности всего Богородского уезда являлась Васильевская волость: деревни Белая, Кудиново, Вишняково. Отсюда в значительном количестве белый кирпич вывозился в Москву. Кроме этого, глина поступала на суконные фабрики для валяния сукна. Всего с 1840 по 1909 гг. местными и пришлыми промышленниками возле Кудинова было открыто 18 кирпичных заводов.

Вследствие природных особенностей территории, большую часть которой покрывали сплошные леса и непроходимые болота, малого плодородия почвы, крестьяне Богородского уезда издавна подрабатывали ремеслами. Лыкодерство, мочальный промысел, зверогонство, бортничество (лесное пчеловодство в дуплах деревьев), рыболовство, смолокурение, углежжение, железное дело – вот неполный перечень занятий великорусского крестьянина.

Благодаря способностям к торговле и ремеслам, исторически выработанным у славянских переселенцев с давних времен, Богородский уезд становится в XVII–XVIII вв. одним из самых «промысловых», а с XIX в. – одним из наиболее развитых в промышленном отношении уездов центра России.

В конце XIX в. в Богородском уезде имелось 30 различных ремесленных мастерских: сапожных, портновских, слесарно-кузнечных, шорных, токарно-столярных, медно-паяльных, бердочных, часовых, бондарных – в них до 215 рабочих.

Повсеместно в Богородском уезде были развиты домашние бытовые ремесла: вышивка, шитье, изготовление из дерева предметов домашнего обихода (корзин, деревянной посуды), ткачество половиков, рогожек, кружевоплетение, переплетное дело.  

 

  1. 3.       Город  Ногинск  (Богородск)

Древнейшие дописьменные свидетельства освоения людьми территории современного Ногинска – памятники археологии - относятся к 6-3 тысячелетию до н.э.

Село Рогожи, являющееся предшественником Ногинска,  впервые упоминается в духовной грамоте Дмитрия Донского в 1389 г. Село располагалось на Большой Владимирской дороге, соединявшей Москву с Владимиром и Нижним Новгородом. Выгодное географическое положение способствовали быстрому экономическому росту села, развитию в нем ремесел и кустарных промыслов.

Фрагмент топографической карты Московской губернии 1860 г.

  

Богородский уезд Московской губернии 1778-1796 гг.

 

О росте села Рогожский Ям в XVII в. можно судить по следующим цифрам: в 1628 г. село состояло из 38 дворов, а в 1646 г. из 50 (из которых 44 принадлежали ямщикам с их семьями и 6 – служителями церкви и местной администрации). Все дома и церкви были деревянными. Из-за упадка ямского промысла, у жителей старого Рогожского Яма стала заметно развиваться ремесленная специализация по бумаге и шелкоткачеству. И уже в 1773 г. в селе насчитывалось 54 ткацких стана. Не удивительно, что на гербе будущего города Богородска появилось изображение мотовила – простейшего приспособления для ручной размотки бумажной и шерстяной пряжи.

В связи с проводившейся административной реформой в 1781 г, именным указом Екатерины II село Рогожи было преобразовано в уездный город Богородск в составе Московской губернии. В городе имелось 56 домов, в которых проживали 561 человек. Это были купцы, мещане, разночинцы, ямщики, церковнослужители.

К середине XIX в. росту города способствовало бурное развитие промышленности. В 1856 г. З.С. Морозов учреждает акционерную компанию «Товарищество Богородско – Глуховской мануфактуры», которая стала одним из крупнейших текстильных предприятий России. Набирают оборот фабрики, и начинают звучать имена, которые прославят русское предпринимательство: Морозовы, Елагины, Шибаевы, Зотовы, Бруновы. Текстильные фабрики, главным образом, вырабатывали  хлопчатобумажные, шелковые, шерстяные ткани.

В 1871 г. в уезде существовало 345 текстильных предприятий фабричного типа, в числе которых было 117 шелкоткацких, 173 бумаготкацких, 41 шерстяных и 8 суконных заведений.

В 1929 г. город Богородск стал центром Богородского района, а в черту города были включены ряд пригородных селений.

В 1930 г. город Богородск был переименован в Ногинск в память о государственном деятеле В.П. Ногине, трудовой путь которого начался на Глуховской мануфактуре.

В настоящее время город Ногинск является административным центром Ногинского муниципального района.

 

4.   Историческая Шаловская волость

      Богородский уезд один из крупнейших в Подмосковье, начинался в старых границах от Московского уезда и простирался до реки Киржач на линии Владимирской губернии. В составе уезда было 17 волостей, и самая большая из них по территории была Шаловская волость, образованная в 1861 г. после отмены крепостного права. В ее состав входило 46 населенных пунктов, в том числе 41 деревня, три села: Старая Купавна, Балобаново, Троицкое, два церковных погоста – Петропавловский и Троицкий. В границы волости входили такие населенные пункты, кроме близлежащих деревень – Истомкино, Колонтаево, Псарьки, Благовещенье, Загорново и др. Некоторые из них были очень малочисленные по составу населения. Интересно отметить, что наименование отдельных сел и деревень сто пятьдесят лет назад были другими, например: село Троицкое называлось село Ротманово, нынешняя деревня Алексеевка – Сипино, Каменка – Каменный вражек, Купавна – Демидово, Кашино – Убежище (где скрывались беглые с порохового завода).

При слиянии двух рек Шаловки и Клязьмы издревле селились люди. И даже в наши дни на берегу Шаловки, при подходе к поселку Сосновый бор находят следы древнеславянского селища, которое открыл и описал известный русский археолог, исследователь подмосковной древности Богданов. На речном берегу, прямо на поверхности земли, попадаются остатки каменных ножей и скребков, наконечники стрел и копий, глиняные черепки домашней посуды, можно увидеть и углубление горнов, в которых наши далекие предки, жившие тут в ХI – ХII вв., выплавляли железо из болотной руды, в изобилии залегавшей в лесных низинах по окраинам рек и озер. В древние времена на месте деревни Шалово и соседствующего с  ней поселка Обухово стоял дремучий лес.

Эта местность стала активно заселяться работными людьми во времена Петра I , когда царь стал «насаждать» в этих краях фабрично-заводскую промышленность. Именно здесь в первом десятилетии XVIII в.  были поставлены около деревни Шалово, в Обуховской подгорной слободе пороховой завод с бумажной фабрикой для выделки мешков для пороха и лосиный заводы (обработанные шкуры лосей шли на форменное обмундирование кавалеристов петровской армии). Однако и до этого времени в междуречье Шаловки и Клязьмы уже стояли поселения в пять-шесть дворов, объединенные одним церковным приходом.  К  таким деревенькам можно отнести Ельню, Стулово и Шалово, имеющие давнюю историю еще до правления Петра I. Из летописного свидетельства можно сделать вывод, что на правом возвышенном берегу Клязьмы, где в нее впадает речка Шаловка, еще до польско – литовского нашествия на Русь уже стояла церковь святых апостолов Петра и Павла,   а в округе ее существовали поселения, одним из которых была деревня Шалово.

В середине XIX в. Шалово было во владении помещика коллежского асессора В.Г. Высоцкого. В книге К. Нистрема «Указатель селений Богородского уезда» сказано, что в 1852 г. в деревне было 32 крестьянских двора, по переписи в них проживало 95 мужчин и 93 женщины. Крестьяне жили в бедности. Наделы земли давали только на мужчин, хлеба своего не было, а потому поселяне ткали на своего помещика парусину из привозного смоленского и ярославского льна. Со временем жители деревни Шалово переходили на работу на суконную фабрику А.П. Тюляева и ковровую М.М. Брунова, основанные в 1852 и в 1860 гг. в Обуховской слободе.

На территории волости, в пяти верстах от Шалова, в Купавне, существовала почтовая станция, вторая от Москвы (первая была в Горенках), на которой останавливались проезжающие по Владимирке и меняли тут лошадей. Здесь же в Купавне, был расположен и военный этап.  Оба эти учреждения были под началом и наблюдением Шаловского волостного правления.

В Шаловской волости было развито ручное ткачество. Малоземелье, низкая урожайность полей толкали крестьян на побочные заработки и ремесла. В деревне Шалово, как и в других деревнях, возникали светелки, их заводили местные богатеи. Они строили помещения, устанавливали в них ручные ткацкие станы, нанимали на работу местное население. Вырабатывали бумажные ткани, сарпинку, тик, парусину, миткаль, кашемир, шелковые изделия. Всего в деревнях Шаловской волости в конце XIX в. насчитывалось 1700 ткацких станков в избах, помимо имевшихся в светелках.

Органы Советской власти в Шаловской волости начали функционировать 28 июня 1918 г.

Ныне старинной русской деревни Шалово – не существует. Она превратилась в одну из окраинных улиц рабочего поселка Обухова, расположенную вдоль шоссе Москва –Нижний Новгород.

 

5.    Историческое развитие населенных пунктов сельского поселения                                       Аксено-Бутырское в структуре Ногинского района

5.1 Село (деревня)  Ивашево[3]

 

Село Ивашево находится в границах сельского поселения Аксено-Бутырское Ногинского муниципального района. Главной достопримечательностью села является усадьба Троицкое-Ратманово. Усадьба начала формироваться во второй половине XVIII в., когда она принадлежала помещикам Небольсиным.

Усадьба расположена в 38 км от г. Москвы. Из письменных источников известно, что в начале XVII в. здесь находилась деревня Федотово. Поселение Федотово, числившееся за Андреем Клешниным и Борисом Хохловым, в 1618 г. было пожаловано князю Григорию Борятинскому, сыну опричника Ивана Грозного. Г.П. Барятинский был воеводой                           в казанском пригороде Еранске (1620 г.), строил Алаторскую засеку (1636 г.) и г. Тюмень,                        в котором был воеводой в 1639-1642 гг.

После князя Григория Борятинского с 1652 г. деревней владел его племянник, князь Федор Борятинский. При нем, в 1677 г . была построена церковь Святой Троицы, давшая новое название селению - Троицкое.

В 1705 г . село было продано дьяку Андрею Григорьевичу Ратманову, по фамилии которого село стало называться Троицкое-Ратманово. Один из потомков Ратманова - Михаил, лейтенант русского военно-морского флота, участник экспедиции                                    И.Ф. Крузенштерна, его именем назван открытый в 1804 г. мыс на острове Сахалин                       (мыс Ратманова).

В 1707 г. в селе вместо ветхой церкви была построена новая деревянная церковь Святой Троицы. Она сгорела в 1756 г., и на следующий год московский купец Гавриил Клюев, владелец Ратманова, снова построил деревянную церковь.

В 1750 г. село было куплено купцом Гавриилом Потапович Клюевым. При нем был выстроен двухэтажный господский дом с надворными постройками (разобран в 1912 г.), заложен большой сад и парк с двумя великолепными аллеями – дубовой и липовой. Село насчитывало восемь крестьянских дворов.

Когда именно и у кого действительный статский советник Василий Александрович Небольсин приобрел Троицкое-Ратманово, установить не удалось; известно лишь то, что в 1798 г. В.А. Небольсин уже являлся владельцем этого села,[4] расположенного в 40 верстах от Москвы и в 8 верстах от уездного города Богородска (с 1930 г. – Ногинска). В 1800 г. господский дом в Троицком-Ратманове (разобранный в начале ХХ в.) был уже каменным «о трех этажах», «с плодовитым садом при оном».[5] 

В.Л. Боровиковский

«Небольсины Василий Александрович и Авдотья Сильвестровна»

(семейный портрет, конец 1790-х гг.)

 

Деревянная церковь Троицы в конце XVIII в. была упразднена из-за бедности прихода,[6] а село приписано к церкви апостолов Петра и Павла в Петропавловском погосте, «что у реки Клязьмы».[7]

В 1809 г. Авдотья Селиверстовна Небольсина – вдова В.А. Небольсина, - обратилась к епархиальному начальству с просьбой о восстановлении самостоятельности церковного причта.[8] Село Троицкое в результате от Петропавловского погоста было отписано, а владелица усадьбы А.С. Небольсина получила благословение митрополита Платона на строительство новой каменной церкви во имя Живоначальной Троицы с приделами преподобного Сергия Радонежского и святителя Николая – «вместо упраздненной деревянной, на другом удобном месте».[9]

Во время Отечественной войны 1812 г. «погост Троицкий» был разграблен отрядами французской армии, шедшими в сторону Богородска.

Когда же уезд был освобожден от неприятельских войск, встал вопрос                                     о восстановлении поместья. В 1815 году (в это время усадьбой владел полковник Николай Андреевич Небольсинов) возводится каменная Троицкая церковь. Силами крепостных в южной части парка были вырыты два больших пруда, разделенные дамбой, с обводным каналом. Пруды были с регулированным уровнем воды. Они служили рыбными садками. В них были запущены мальки стерляди, судаков, карпов, лещей, осетров. Такие водоемы сооружались в каждой старинной русской усадьбе. Но самым замечательным творением в этом усадебном ансамбле была каменная зимняя церковь в честь Святой Троицы с двумя приделами: Святого Николая и Преподобного Сергия Радонежского. Построена она была в 1815 г. зодчим Иваном Ветром.

Огромное каменное здание церкви в стиле раннего классицизма поражало своими архитектурными формами с библейской символикой. Входной портал поддерживался шестью круглыми колоннами, заканчивающимися вверху коринфскими капителями. Восточная алтарная полукруглая часть здания церкви была выполнена как галерея. Портик поддерживался одиннадцатью круглыми колоннами также с коринфскими капителями. Верх здания церкви украшал низкий шатровый барабан с просветами. Подземная подвальная часть здания - подклеть - уходила на глубину до трех метров, где помещался нагревательный калорифер. Он подавал через стенные и половые каналы горячий воздух, тем самым сохраняя постоянную температуру, предохраняя живопись, иконы, лепные украшения от порчи и разрушения.

Напротив главного входа в церковь на небольшом расстоянии возвышается трехъярусная колокольня-звонница. Она была построена на 36 лет позже самой церкви, когда селом владела Бибикова Мария Николаевна. В 1852 г. село Троицкое-Ротманово, вместе с деревнями Тимохово, Сипино (Силино, Алексеевка) принадлежит М.Н. Бибиковой; крестьян – 28 душ мужского пола, 34 женского пола, 1 церковь с колокольней, 8 дворов. В усадьбе имеется 2-этажный дом, 2-этажный флигель (утрачен в 1980-е гг.), службы – 4 одноэтажных корпуса; большой пейзажный липовый парк с земляными валами, аллея из пихты сибирской; 2 пруда, разделенные дамбой, обводной канал.

С последней четверти XIX в. усадьба Троицкое-Ратманово принадлежала братьям Малютиным, ничего не сделавшим для полдержания приходящих в ветхость строений. При них, в 1912 г. был разобран последний дом XVIII в. После 1917 г. село Троицкое-Ратманово слито с соседней деревней Ивашево, с тех пор о его прежнем наименовании напоминает Троицкая церковь да Троицкий погост неподалеку от храма.[10]

В апреле 1941 г. церковь закрыли. Вывезли по описи все ценное, оставив голые стены. Церковь какое-то время оставалась бесхозной. Сама же усадьба прекратила свое существование. Все ее бывшие владения административно отнесли к соседней деревне Ивашево.

Летом того же, 1941 г. в усадьбе расположилась машинно-тракторная станция (МТС). В церкви устроили хранилище горюче-смазочных материалов. По этой причине церковь дважды горела. Спустя некоторое время в церкви устроили склад удобрений.

В дальнейшем здание долгое время оставалось без присмотра. В результате кровля с трапезной была содрана, разобраны полы, а также стенные и подпольные ходы для горячего воздуха.

В 1991 г. церковь была передана православной общине. В декабре 1995 г. начались работы по восстановлению Троицкой церкви.

5.2   Село  Кудиново

Село Кудиново являлось административным центром Васильевской волости Богородского уезда. За свою историю село поменяло несколько названий: Акудиново, Покровское, Новое. Первое упоминание о селе встречается  в документах конца XVI в., когда им владел думный дьяк Федор Лихачев. Первоначально Кудиново стояло среди непроходимых болот. Здесь, начиная с XVI в., добывали глину, делали посуду.

В 1623-1624 гг. на погосте возвели деревянную церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы с приделом святителя Николая Чудотворца. Построена она была Федором Лихачевым.

В 1646 г. вотчина все еще находится во владении Федора Лихачева, и деревне тогда числилось десять крестьянских дворов.

По смерти Лихачева его владение досталось в 1657 г. его зятю, князю Ивану Семеновичу Прозоровскому (погибшему в 1670 г.), который был женат на дочери Федора Лихачева Прасковье Федоровне.

С 1678 г. вотчиной владел их сын – Петр Иванович Прозоровский. Именно при нем деревня Новая, Анкудинова стала называться селом Кудиновым. В нем тогда находились: двор вотчинников, двор приказчика и одиннадцать дворов крестьянских и бобыльских, всего проживало 34 человека.

По дозорным книгам Патриаршего Казенного Приказа 1680 г. «церковь Покрова Пресвятыя Богородицы, да в приделе Николая Чудотворца, деревянная, у церкви во дворе поп Иеремия Афанасьев со причетники; церковною землею владеет он, поп со причетники, по писцовым книгам».

При князе П.И. Прозоровском в начале XVIII в. был устроен новый придел во имя святого пророка Илии.

«В переписной книге 1704 г. значится: погост Покрова Богородицы в селе Кудинове, что слывет Кудиновским, деревянная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. При ней были священники Никита Еремеев, 1704-1726 гг., и Иван Никитин, 1726-1735 гг., и диакон Матвей Сергеев, 1712-1726 гг.».

Это было время царствования Петра I – время важнейших государственных преобразований – строительства заводов и мануфактур, развития торговли, создания регулярной армии и флота. В 20-х годах XVIII в. началось гонение на церковь и монашество, было ликвидировано патриаршество.

После князя Петра Ивановича Прозоровского село Кудиново досталось в 1720 г. его дочери, княгине Настасье Петровне, бывшей замужем за князем Иваном Алексеевичем Голицыным, родным братом дядьки Петра Великого.

Их сын – князь Ф.И. Голицын, – продает свое недвижимое имение при селе Кудиново князю Василию Долгорукову, у которого оно было конфисковано во время опалы на Долгоруковых в 1730-х годах, и в 1736 г. по указу Правительствующего Сената «отказано» дяде Ф.И. Голицына – полковнику Михаилу Салтыкову.

Начиная с 1726 г., из писцовых книг становится известно о ряде селений в Кудиновской округе. В северном направлении появилось сельцо Колунтаево – сегодня Колонтаево. В нем тогда было семь крестьянских дворов, которыми владел князь Василий Толстой. Вторая половина сельца Колунтаева принадлежала уже другому князю – А.В. Хованскому и имела всего четыре двора. В.И. Толстой имел в Колунтаеве большой сад и оранжерею с южными растениями, а также мельницу на реке, вытекающей из озера.                        С южной стороны от Кудинова среди густых сосновых лесов возникли деревни Сафоново и Исаково, принадлежащие А.С. Нарышкину, а также и другие небольшие деревни – Васильево и Каменка (Любимовское). Во всех этих населенных пунктах проживало по 50-70 человек крепостных крестьян, которых бояре привезли в эти глухие места для охраны своих владений и устройства охотничьих забав.

Село Кудиново и деревня Белая в 1761 г. принадлежали Евдокии Александровне и Марии Александровне Долгоруковым, сельцом Черепково владела Анна Ивановна Вельяминова-Зернова.

В приходе были вотчины: графа П.И. Шувалова (деревня Чуваксино), князя А.Г. Разумовского (деревня Тимохова), князя П.Б. Черкасского (деревня Быково), князя А.Н. Волконского (сельцо Каменка) и других. Всего же в приходе насчитывалось 474 мужчины и 478 женщин.

В начале 80-х годов XVIII в. село Кудиново и деревня Белая составляли вотчину госпожи А.А. Зиновьевой. При селе состояла усадьба с деревянным помещичьим домом и ухоженным парком. В приходе состояли усадьбы помещиков при сельцах Сафонове, Василеве, Островках, Каменке господ Юшковых, Голохватовых, Елагиных, Окуловых, купца Земскова. Всего в приходе в 1782 г. состояли 172 двора с населением 619 человек мужского пола и 587 – женского.

В клировой ведомости за 1785 г. следует: «Богородской округи Вохонской десятины село Кудиново, в нем церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы с двумя приделами, деревянная в твердости, утварью довольна. Священник Иоанн Иоаннов, 42 года, в чтении и пении искусен, в школе не обучался, состояния не худого... Содержание имеет от доходов приходских...»

Из исповедных ведомостей церкви за 1789 г следующие селения составляли приход: село Кудиново и деревня Белая (генеральши Авдотьи Александровой Зиновьевой), сельцо Сафоново и деревня Исаково (генеральши Настасьи Петровой Юшковой), сельцо Василево (генерала И. Голохватова и А.Ф. Елагина), деревня Тимохово (князя А. Разумовского), сельцо Колонтаево (подполковника Н. Арсеньева), сельцо Островки (князя Т.А. Потемкина), сельцо Черепково (лейб-гвардии прапорщика Вельяминова-Зернова), сельцо Каменка (премьер-майора М.Г. Окулова). В приходе состояло 179 дворов, в них проживало 660 мужчин и 652 женщины.

В годы Отечественной войны 1812 г. в окрестностях села Кудиново действовали партизанские отряды. Крестьяне или уничтожали отдельные французские отряды, или уводили в леса скот, увозили хлеб. Именно в Богородском уезде действовал самый многочисленный отряд, созданный в ходе Отечественной войны 1812 г. Из Богородска же французы доходили даже до сельца Каменки (ныне город Электроугли), где находят их захоронения. По-видимому, не миновали они и Кудиново, и деревню Белую.

В 1815 г. недвижимое имение (село Кудиново, деревня Белая) переходит к новому владельцу – князю Юрию Владимировичу Долгорукову. При князе Ю.В. Долгорукове было решено строить каменную Покровскую церковь. Прихожане жертвовали на строительство свой кирпич. В приходной церковной книге за 1816 г. значилось, что отец Иоанн Иоаннов пожертвовал на строительство 1555 рублей ассигнациями, вырученный от производства белого кирпича.

В 1835 г. в селе возвели новую церковь, посвященную празднику Покрова. При этом деревянная церковь сохранялась вплоть до XX в.

В начале XIX в. в Кудиново начал развиваться кирпичный промысел. Вокруг села были залежи белой глины. Крестьяне добывали ее зимой, сушили и летом обжигали в собственных горнах. Обычно кирпич продавали и на эти средства жили, так как земля была довольно бедной и больших урожаев не давала.

В 1875 г. братьями Жоховыми здесь был построен кирпичный завод. На нем работало 142 человека, были установлены паровой локомобиль, прессы, бегуны для заготовки глины, немецкая обжигательная печь, сушильные сараи. Это производство было значительно модернизировано по сравнению с другими кирпичными производствами с применением торфяного топлива.

В конце XIX в. началось особенно интенсивное промышленное развитие села Кудиново, чему способствовала, проходящая рядом Московско-Нижегородская железная дорога. Около сельца Василева открылось электроугольное предприятие (основа будущего завода «Электроугли»).

Всего с 1840 по 1909 гг. местными и пришлыми промышленниками в окрестностях Кудинова было открыто 18 кирпичных заводов.

В этот период, особенно при железнодорожной станции Кудиново, возникали торговые лавки и чайные. В чайных совершались разного рода сделки купли и продажи кирпича, глины, камня.

5.3    Из истории Кудиновского кирпичного промысла

Кудиновские земли, а точнее Кудиновский глиняный ярус, по данным геологических исследований еще 1934 г. занимал территорию в 19 кв. км и составлял массу в 45 млн. тонн. Очень интересные сведения о Кудиновских залежах глины и некоторые другие материалы были предоставлены жительницей города Электроугли, кандидатом геологических наук, старшим научным сотрудником Государственного геологического музея им. В.И. Вернадского Ираидой Александровной Стародубцевой. Они были извлечены ею из «Московских ведомостей» № 93 (стр. 606-607) за 1845 г. Вот что там было написано в статье «Еще экскурсии под Москвою» профессором Императорского Московского Университета, естествоиспытателем, биологом, геологом и палеонтологом Карлом Францевичем Рулье: «Гжельская глина, не составляя обширных пластов, известна однако же ныне на большом пространстве. Кажется, она находится в большей части Бронницкаго и Богородскаго уездов: по крайней мере, достоверно то, что она добывается ныне во многих местах, лежащих в треугольнике, образуемом Гжелью, селом Кудиновым (Госпожи Каринской, Богородскаго уезда) и Вохною (город Павлово-Посад), которая в последнее время стала соперничать с Гжелью.

...В селе Кудиново, в тридцати верстах от Москвы, по Носовихе, мы осматривали, по приглашению помещицы (Каринской), пласты глины и, сравнивши ее ныне с гжельскою, можем сказать утвердительно, что первая в иных местах нисколько не уступает последней, и что Кудиновская мыловка нисколько не хуже лучшей фаянсовой глины, добываемой у деревни Мининой, близ Гжели. А потому село Кудиново, лежащее так же посреди больших лесов, имеет в вещественном отношении полную возможность производить все, что доставляет Гжель и окружность. Белый кирпич и лещадь, приготовленные крестьянами, уже ныне в большом количестве возятся в Москву под именем лучшаго гжельскаго, а Кудиновскую мыловку берут охотно на суконные фабрики для валки сукон.

...в Северине, Кудинове и в окрестностях Гжели лежат над глиною глыбы кремнистаго известняка, какой часто встречается в верхних частях горнаго известняка... Не принадлежат ли эти глыбы к наносным почвам?»

Но Кудиновская земля оказалась богатой не только глиной, но и минеральными источниками. Неожиданные материалы о Кудиновском источнике также нашла И.А. Стародубцева в «Трудах Московского геолого-гидрологического треста (выпуск 11) 1935 г.» в работе Н.С. Пчелина «Минеральные воды Московской области»:

«Источник находится на территории совхоза им. Блюхера в 2 км от села Кудинова, расположенного в 3-4 км от станции того же названия Нижегородской железной дороги. От станции Кудиново до полотна бывшей узкоколейки, проходившей по территории совхоза, проложена шоссейная дорога. От места пересечения дорог до источника по направлению на северо-запад расстояние около 1 км.

Источники были обнаружены В.Д. Соколовым в 1910 г. и через год каптированы инженером Поповым. Бывшие владельцы имения, наследники Корнеева, предполагали по рассказам, организовать курорт, но семейные неурядицы, а главное, – несравненно большая рентабельность разработки торфов и добыча кудиновских огнеупорных глин, залегающих около источника не было приступлено.

…Источник выходит в лесу у самого полотна бывшей узкоколейки, среди всхолмленной торфянистой местности двумя сильными бурнокипящими грифонами, выносящими крупнозернистый песок. Отстоящие на 2 м друг от друга источники, соединившись, образуют довольно мощный ручей, текущий на северо-запад по направлению к реке Шаловке. Но ввиду того, что русло ручья проходит среди осушенного торфяного болота, вода ручья постепенно просачивается в торф, и ручей теряется среди торфянистой заболоченной местности».

Глиняный и кирпичный промысел на Кудиновской земле был известен издавна. Документально подтверждено, что в XVIII в. на землях, принадлежавших Покровской церкви села Кудиново, ее церковнослужители и община производили добычу глины и изготавливали кирпич для собственных строительных нужд. Основателем изготовления кирпича, по крайней мере, при этой церкви считают ее настоятеля, священника Иоанна Покровского. Однако можно предположить, что предки здешних мест гораздо раньше познакомились с глиной, с ее необыкновенными техническими, целебными и другими свойствами.

Из-за всякого ряда неурядиц залежные, богатые глиной земли, принадлежавшие церкви, стали сдаваться в аренду разработчикам. Желающих заниматься глиной было много – жизнь заставляла. Земля в этом крае для возделывания и выращивания сельскохозяйственной продукции была и остается тяжелой. В основном это суглинок, требующий огромных физических и финансовых затрат. Поэтому добыча глины, изготовление кирпича и гончарных изделий явились, отчасти самобытным разрешением продовольственной проблемы, дополнительным и относительно стабильным источником заработка, подмогой в трудной крестьянской жизни.

Опыт в отыскании мест залегания глины приобретался в течение очень длительного времени. Он передавался из поколения в поколение. Подмечалось все: рельеф, близость воды, растительность, минералы-камешки и многое другое.

Добывали глину рытьем. Начинали с осени, после Покрова (14 октября по новому стилю), когда прекращались дожди и наступало предзимье. Этой работой занимались мужчины, так как она была очень тяжелой и требовала огромных затрат физической силы. Места выработки или заимки назывались «глиняными ямами». Эти ямы появлялись после копки небольших шахточек, по завершению выборки глины из пласта или «линзы». По мере выемки глины в шахточках в процессе работы образовывался свод, который зимой промерзал и, если пространство под землей было небольшим, до определенного времени мог держаться без какого-либо дополнительного укрепления. Весной он оттаивал и, в конце концов, обрушивался. Таким образом, продолжительность добычи глины зависела от типа разработок (яма или шахточка), здоровья, сил, погодных условий. Бывало, что она длилась до марта месяца. Ямы, образовавшиеся после обрушения свода, быстро заполнялись водой. Летом в них очень любила купаться детвора. До конца 1950-х гг. таких ям в Каменко-Кудиновской округе было еще много. Добытую глину на лошадях в телегах свозили во двор и оставляли там до наступления тепла, до весны. С 9 мая по старому стилю (22 мая по новому стилю), на Николу вешнего приступали к «кирпичной страде» – выделке кирпича. В этой работе принимала участие вся семья. Женщины и дети помогали мужчинам. Высушенную морозами глину увлажняли и разминали. Работы по формовке, сушке и обжигу кирпича заканчивались к 1 сентября по старому стилю (14 сентября по новому стилю), к церковному новолетию, или пока глина не кончится. Во многих крестьянских дворах того времени стояли «глиняные сараи». Так назывались дощатые навесы на столбах, под которыми находились большие тоже дощатые столы, врытые в землю. На них формовали кирпичи в деревянных формах.

Вот как был описан процесс формовки, существовавший на соседнем заводе Н.Б. Степановой между поселком Горки и деревней Большое Васильево, в книге «Сборник статистических сведений по Московской губернии. Отдел санитарной статистики. Том III, Вып. XIV, Санитарное исследование фабрик и заводов Богородского уезда. Часть II, А.В. Погожева. (М. 1886 г.)»: «Гжельский кирпич, изготовлявшийся в этой мастерской, формуется малолетними мальчиками и девочками: ком глины, заготовленный в глиномялке, со всего размаха бросается в деревянный станок или форму, лежащую на полу, уминается ногой, разглаживается скалкой и т.д., причем сработанный сырец укладывается сперва прямо на полу, а затем переносится на тесовые полки (стеллажи). Прессование кирпичей на особых станках производится 2-мя самостоятельными артелями (рядчик и 2 подручных); после Казанской (летний праздник Казанской иконы Божией Матери 8 июля по старому стилю или 21 июля по новому) в действии только 1 пресс, в зимнее время 2 пресса; при прессовании каждый кирпич смазывается кистью, смоченной в олеонафте, чтобы легче отставал от формы, в которой его прессуют».

После формовки кирпич сушили на воздухе под деревянным навесом. Высушенный кирпич, который назывался «сырец», обжигали в специальных напольных печах-горнах, выложенных в земле под навесом во дворе. Но горны были не у каждого. Обжиг требовал дополнительных материальных затрат, большого опыта, иного отношения к делу, осторожности и, конечно, крепкого здоровья. Случались и пожары по неосторожности. У кого не было печей или прочего, везли высушенный кирпич-сырец к хозяевам горнов, где его за определенную плату можно было обжечь или продать без всякой дальнейшей мороки. Бывало и так, что один горн находился на содержании сразу у нескольких семей кирпичников и использовался ими поочередно.

Готовая продукция бойко шла на местном торжище, которым служила площадь возле железнодорожной станции Васильевская (позже станция называлась Кудиново, еще позже - Электроугли), появившейся после постройки в 1862 г. железной дороги «Москва-Нижний Новгород». Сюда, к станции, где были построены даже торговые ряды, съезжались оптовые купцы из разных мест, где и заключались сделки. Потом они шли в трактир-чайную Трикиных поселка Горки, который возник одновременно с железной дорогой у станции, чтобы отметить там сделку. По железной дороге кирпич отвозили в Москву, Павловский Посад, Богородск. Продавали не только кирпич, «гончарку» (гончарные изделия), но и сырую глину. Спасительная глина кормила, одевала и обувала, обеспечивала существование традиционно многодетных крестьянских семей.

Приезд в Кудиновские и соседние земли в конце XVIII – начале XIX вв. гжельских мастеровых мужиков, знавших в глине толк и имевших богатый практический опыт, еще больше продвинул здесь развитие гончарно-кирпичного ремесла и промысла. Особенно активно глиняным промыслом занимались в селах Кудиново, Сафоново, в деревнях Белая, Черепково, Вишняково, значительно меньше в Каменке, Исаково, где преобладал ткацкий промысел. Трудились целыми семьями и родней.

Выходцы из Гжели, Жоховы, во главе с Федором Евдокимовичем, женой Анной Васильевной и их сыновьями Гавриилом, Евдокимом, Василием, Иваном и Федором, как утверждается в некоторых источниках, приехали на богатую глиной Кудиновскую землю в середине XIX в. Именно в Гжели, где в 1810 г. Т.Я. Кузнецовым был основан фарфоровый завод, Жоховы в полной мере обучились гончарному ремеслу и познали премудрости «глиняной» науки. Федор Евдокимович по рассказам старожилов перед непосредственным приездом в Кудиново был управляющим на фарфоровом заводе в Дулеве того же Т.Я. Кузнецова. Поэтому, имея большой опыт, Жоховы очень быстро организовали в деревне Белая изготовление гончарных изделий: посуды, кринок, кувшинов, горшков, детских игрушек, свистулек и прочего, пользовавшихся большим спросом у населения. Вместе с тем они освоили и усовершенствовали кирпичное дело, первыми организовав промышленное производство кирпича.

17 июля (30 июля по новому стилю) 1875 г. братьям Гавриилу, Федору, Ивану, Евдокиму и Василию Федоровичам Жоховым, а также предприимчивым крестьянам Григорию Ларионову из деревни Вишняково, Василию Комову из деревни Васильево, Тимофею Трещалину из деревни Белая в Московском губернском правлении были выданы свидетельства на право заниматься кирпичным промыслом и иметь собственное «заведение». Именно этот день и стал основополагающей датой рождения не только первого Жоховского завода, заложившего основу для промышленного производства кирпича, но и возникшего в конечном итоге Кудиновского комбината керамических изделий (КККИ).

Позже аналогичные свидетельства получили крестьяне Калашниковы, Ратниковы, Васильевы, Цыпины из деревни Вишняково; Трещалины (другие), Харитоновы, Брусникины из деревни Белая; Вдовины, Галкины из села Кудиново, Трикины из деревни Исаково, Мазовы, Егорочевы (Егорычевы), Чумаковы из села Васильево; Кононовы из сельца Каменка; Живовы, Петровские из села Сафоново и многие другие. Ими были организованы кустарные сезонные «кирпичные заведения», где использовался ручной труд в основном «семейного подряда», но были и наемные работники, получавшие плату. По данным 1882 г. средний заработок одного работника-кирпичника в день составлял 1,5 рубля, женщина зарабатывала 50–60 копеек, дети 35–40 копеек. Число кустарных кирпичных заведений с применением наемной рабочей силы во II половине XIX в. составляло 40 % от общего числа этих заведений.

Первыми организовать в Кудинове производство белого огнеупорного кирпича на промышленной основе оказалось под силу лишь братьям Жоховым. Они применили новейшую по тем временам технику – паровые двигатели (локомобили) для глиномешалок и формовочных прессов. Высокая по тем временам производительность и более низкая стоимость продукции на их заводе обеспечили им такое лидерство и авторитет, что деревню Белую какое-то время даже стали называть деревней Жохово.

Второй завод братьев Жоховых был открыт в 1898 г. близ железнодорожной станции Кудиново, от которой к нему были проложены дополнительные железнодорожные пути для производственных нужд. Лошадиные подводы были заменены ручными вагонетками. На заводе работало 110 рабочих. Выпускалось до 1,3 млн. изделий в год. Годовой капитал составлял 60 тысяч рублей. На заводе были применены 4 паровые машины, печь Гофмана и другие последние по тем временам технические новинки.

Серьезных местных конкурентов у Жоховых практически не было. Небольшой кирпичный заводик содержал в своем Кудиновском имении московский купец 1-й гильдии Дмитрий Семенович Карнеев, совладелец известного в то время московского пивоваренного завода на Шаболовке «Карнеев, Горшанов и К о», являвшегося поставщиком Императорского Двора по части пива, искусственных минеральных и фруктовых вод. После смерти владельца имение в селе Кудиново перешло к наследникам – его детям.

Для обеспечения топливом своих кирпичных заводов и заведений Жоховы и их родственники Брусникины брали в аренду у Карнеевых и Храпуновых торфяные болота, где ими было организовано производство торфа. На торфоразработки нанимались в основном женщины из Рязанской, Владимирской, Калужской губерний. В народе их называли «торфушками».

Недалеко от станции, на стыке поселка Горки и села Сафоново был еще один заводик по производству керамических и гончарных изделий, основанный в 1871 г. почетным гражданином Михаилом Артемьевичем Степановым (Микаэлом Арутюновичем Степанянц). На заводе изготавливались различные кирпичи из огнеупорной глины с шамотом и лещадь, плиты, водопроводные трубы, кирпичи из белой гжельской глины (пустотелый, сводный, клинчатый и т. д.), черепица разных форм, дренажные трубы, шестигранные плитки для полов, паркетные полы разных рисунков и т. п. После смерти владельца в 1880-е гг. его наследники, овдовевшая Нина Богдановна (Нунэ Аствацатуровна) Степанова, ее дочери Екатерина и Соломия передали этот заводик в аренду армянам из Москвы - братьям Ованнесьянц. В 1898 и 1900 гг. на нем происходили пожары, после чего Ованнесьянцы покинули Кудиновскую землю навсегда, а заводик прекратил свое существование.

Жоховы строго соблюдали заповеди Божии, много и безвозмездно помогали Церкви и бедным людям. В Каменко-Кудиновской округе их очень хорошо знали и уважали. Они были прихожанами, ктиторами, старостами Покровской в Кудинове и Троицкой в Каменке церквей, волостными старшинами, старостами сельских обществ. Активно участвовали во многих добрых начинаниях, будь то строительство Высшего земского начального училища, богадельни и Васильевской земской больницы в селе Малое Васильево, или организация спектаклей, сеансов синематографа в земском училище, народной библиотеки, прокладка дороги и многое другое полезное обществу. За большую благотворительную деятельность Жоховы, наряду со священниками, служившими в Покровской церкви в Кудинове, были похоронены на почетном месте за алтарем храма.

Героическая судьба Кудиновского комбината керамических изделий (КККИ) военного и послевоенного периода достаточно хорошо отражена в погибающем сегодня, заброшенном всеми Музее боевой и трудовой славы завода, созданном заводчанами, где главным хранителем до конца своей жизни работал Григорий Дмитриевич Былинкин. Музей был открыт в 1985 г. в Доме культуры «Керамик». Теперь это печально известный МУЦКИ во главе с директором Т.Г. Степновой, инициировавшей в 2008 г. вместе с начальником Управления культуры Ногинского района Е.В. Дмитроченко ничем неоправданную ликвидацию Городского историко-краеведческого музея им. Н.И. Брунова, под эгидой которого проводились большие изыскательские работы по истории в частности и этого завода. Кстати, в заводском ДК «Керамик», открытом в 1961 г. в свое время бесплатно работали 27 самых разнообразных кружков, спортивные секции, художественные студии. Ставились спектакли, художественная самодеятельность была на высоком уровне. От завода на спортивных состязаниях выступали футбольные и хоккейные команды, которые подразделялись на детские, юношеские и взрослые. Завод содержал ясли, детские сады.

Следующий после революции год на Кудиновских заводах братьев Жоховых был ознаменован полной дезорганизацией производства. С января 1918 г. простаивал второй Жоховский завод (у станции) и использоваться в качестве складов для товаров Товарищества Цинтенгофской суконной мануфактуры (Перново). С 1918 г. все предприниматели, заводчики, торговцы были объявлены властью «врагами» и отнесены к так называемым «лишенцам». Они были лишены права избирать и быть избранными, не имели права состоять в профсоюзе. Им не выдавали карточки на продовольствие, обделяли и ограничивали во всем. 1920-1930-е гг. для многочисленного трудолюбивого рода Жоховых, их родственников Брусникиных, Вдовиных, других заводчиков и предпринимателей были годами самых суровых, а подчас жестоких испытаний. Некоторые послабления по отношению к предпринимателям и торговцам принес НЭП (новая экономическая политика) или, как тогда говорили, – государственный капитализм. НЭП способствовал восстановлению ряда основных форм коллективного хозяйства – кустарных производств. Кустари в это время использовали частично опробованную еще до Мировой войны модель кустарной артели, кооператива, товарищества, сочетавшую в себе сохранение частной формы собственности на средства производства. В 1926 г. в Богородском уезде работало 99 промышленных и кустарных артелей, товариществ, кооперативов. Несколько артелей по изготовлению кирпича было создано и здесь, они объединили кирпичников в деревне Белая (65 человек), в деревне Большое Васильево (26 человек), в деревне Вишняково (144 человека), в деревне Исаково (9 человек), в деревне Колонтаево (28 человек), в селе Каменка (6 человек), в селе Кудиново (256 человек), в деревне Сафоново (61 человек), в деревне Черепково (21 человек).

В 1922–1923 гг., в ходе первого этапа коллективизации, когда основной формой коллективного хозяйства являлась артель, сочетавшая в себе сохранение частной формы собственности на средства производства, в деревне Белой на базе Жоховского завода было создано объединение кустарных производителей кирпича – артель кустарей «КООП Силикат» (другое написание «Коопсиликат»). По данным кудиновского краеведа А.И. Смирнова к 1925 г. в ней состояло от 700 до 850 хозяйств сёл и деревень Кудиново, Белая, Черепково, Булгаково, Вишняково, Сафоново, Исаково и выпускалось от 10 до 25 миллионов штук кирпичей в год. Основным видом продукции артели был 8-фунтовый белый огнеупорный кирпич, который продавали в Москву, Щелково, Богородск и другие места.

К началу 1930-х гг. НЭП, при котором все еще сохранялась частная собственность, наем рабочей силы, сдача в наем орудий и средств производства, был объявлен завершенным, и частное предпринимательство было приговорено к ликвидации. Артель просуществовала до начала 1930-х гг., когда закончился первый этап коллективизации. Затем она была присоединена к колхозу имени 1-го мая, и это объединение стало называться Кудиновский кирпичный завод им. 1 мая «Промколхоз» (по другим источникам – «Кудиновская сельхозартель имени 1-го мая»). В 1933 г. здесь за год производилось 2123 тыс. шт. «гжельского» кирпича, 101 тыс. шт. огнеупорного кирпича, 80 тыс. шт. керамических изделий, а также глина.

В 1930-е гг. значительная часть новых и бывших кустарей, а также владельцев в прошлом кустарных заведений были репрессированы. Вместе с многодетными семьями их выселяли в Сибирь. К этому времени с кустарем-частником фактически было покончено, но в 1939 г. в округе Богородска все еще существовали объединения кустарей в селе Васильево (5 заведений), в деревне Вишняково (19 заведений), в селе Кудиново (7 заведений), в селе Каменка (2 заведения), в деревне Черепково (4 заведения), в деревне Белая (29 заведений), в деревне Сафоново (4 заведения), в деревне Исаково (3 заведений).

На базе другого завода братьев Жоховых (возле станции) в 1922 г. был образован Кудиновский кирпичный завод № 13 треста «Моссиликат», выпускавший белый силикатный кирпич и поставлявший его в Москву. В 1920-е гг. в составе 174 рабочих на нем производилось 2641 тыс. шт. «гжельского» и 59 тыс. шт. «диатомного» кирпича. В 1929 г. на нем работало 300 человек. Сырье добывалось в глиняном карьере в урочище «Чертово», куда взамен лошадиным подводам была проложена узкоколейка, по которой мотовозом в вагонетках на завод подвозили глину. В 1930 г. на заводе был установлен первый ленточный пресс с ручным резательным станком вместо примитивных малопроизводительных деревянных форм. Работа до середины 1930-х гг. была сезонной.

 

Село Кудиново. Кирпичный завод (фото 1934 г.)

 

Село Кудиново. Производство кирпича (фото 1934 г.)

 

Село Кудиново. Общий вид Кудиновского «промколхоза» (фото 1934 г.)

 

 

Село Кудиново. Дом правления Кудиновского «промколхоза» (фото 1934 г.)

 

В 1934-1937 гг. на базе завода «Моссиликат» было осуществлено строительство Кудиновского огнеупорного завода (КОЗ) № 2 с круглогодичным производственным процессом. Он находился в ведении треста «Мосогнеупор» Наркомата (позже министерства) черной металлургии. Был построен и введен в строй огнеупорный цех. В 1933 г. на заводе было произведено 4284 тыс. шт. «гжельского» стандартного кирпича, 623 тыс. шт. диатомита, 250 тонн фасонного шамотного камня, 40 тонн канализационных труб. В связи с реконструкцией Москвы в 1939 г. завод был переведен в подчинение Треста отделочных материалов в ведение городского хозяйства Москвы и стал называться Кудиновским заводом облицовочных материалов (КЗОМ). Огнеупорный цех был переоборудован для выпуска облицовочной продукции – лицевого фасадного кирпича.

В 1941 г., когда значительная часть заводов по производству огнеупоров оказалась на оккупированной территории страны, КЗОМ был единственным в Кудинове работающим заводом. В 1942 г. завод вновь был переподчинен тресту «Мосогнеупор» Минчермета, став опять называться Кудиновским огнеупорным заводом (КОЗ). Перед заводом была поставлена огромная задача государственной важности. Необходимо было в самые кратчайшие сроки освоить выпуск огнеупорных изделий из местной глины «песчанки» для разливки стали сифонным способом на металлургических заводах в Челябинске, Электростали и Москве (завод «Серп и молот»). Оборонная промышленность в них очень нуждалась. Все аналогичные заводы южной, северной и центральной части страны находились в оккупационной зоне, так что для Кудиновского завода это была великая честь и огромная ответственность.

После войны с 1951 г. завод был передан Управлению строительных материалов и строительных изделий. Его производство было перепрофилировано на изготовление строительной керамики, в которой остро нуждалась послевоенная страна, и он опять стал называться Кудиновским заводом облицовочных материалов (КЗОМ). С 1963 г. в его структуру вошел в строй кислотоупорный цех, начавший выпускать продукцию необходимую для быстро развивающейся химической промышленности - кислотоупорный кирпич и термокислотоупорную плитку. Первый Жоховский завод (деревня Белая), пройдя ипостаси «Коопсиликат» и «Промколхоз», некоторое время назывался Кудиновским заводом керамических изделий (КЗКИ). Слившись в 1954 г. с КЗОМ, он стал керамическим цехом, где выпускался тугоплавкий кирпич особого назначения.

В течение 1948-1951 гг. в 1,5 км от железнодорожной станции был построен новый завод, ставший Кудиновским заводом керамблоков (керамических блоков) – КЗК (иногда – КЗКБ). Для простоты его называли «Керамблоки». Кроме кирпича здесь изготавливались канализационные трубы в трубном цехе, облицовочная и глазурованная плитка и многое другое. Были построены уникальный цех архитектурно-отделочной и художественно-декоративной керамики, шамотный цех, обеспечивающая обжиг газостанция и т.д. Приказом от 2 августа 1955 г. по Министерству промышленных стройматериалов СССР в Кудинове при заводе был учреждён Кудиновский индустриальный вечерний техникум (КИВТ), предназначенный для повышения профессионального уровня рабочего состава завода в связи с усложнением технологии производства. Позднее в Кучино, Буньково и городе Железнодорожный были открыты филиалы КИВТ.

1 октября 1957 г. этим трем заводам суждено было, наконец, объединиться под общим названием Кудиновский завод «Керамблоки». В 1967 г. завод вошел в состав Главстройкерамики, а в 1973 г. получил новое имя – Кудиновский комбинат керамических изделий (КККИ). Марку кудиновского кирпича очень хорошо знали на всех новостройках СССР – от Мурманска на севере до Ташкента на юге, от Львова на западе до Магадана на востоке. По всей стране появлялись жилые дома, производственные корпуса и строения, облицованные продукцией Кудиновского комбината.

После спада производства, наметившегося с 1976 г., комбинат в 1980 г. перешел в ведение ПО «Москерамика», затем его поглотило объединение «Москерамикапром», после чего в 1986 г. произошла остановка большей части мощностей производства. Легендарный Кудиновский огнеупорный завод с кислотоупорным цехом, остановленный в 1970-е гг. «на реконструкцию», был разрушен. Еще раньше в 1967 г. был разрушен 2-ой завод братьев Жоховых с кольцевой печью. Трубный цех был остановлен в 1988 г.

В 2010 г. исполнилось 135 лет со дня основания первого Кудиновского кирпичного завода братьев Жоховых (по названию села Кудиново близ города Электроугли).


6. Сведения об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации по данным Министерства культуры Московской области, расположенных в сельском поселении Аксено-Бутырское[11]

 

№№

№ на карте

Местонахож-дение

объекта культурного наследия (адрес)

Наименование

объекта культурного наследия

Датировка

объекта культурного наследия

Тип

объекта культурного наследия

Категория охраны

1

1

д. Ивашево

Усадьба «Троицкое-Ратманово»

2-я половина XVIII-начало XIX вв.     1815 г.
середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

2

д. Ивашево

Церковь Троицы

1815 г., XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

3

д. Ивашево

Колокольня

середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

4

д. Ивашево

Служебный корпус

(дом причта)

середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

5

д. Ивашево

Служебный корпус (кирпичный завод)

середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

6

д. Ивашево

Флигель

середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

7

д. Ивашево

Хозяйственная постройка северная

начало XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

8

д. Ивашево

Хозяйственная постройка южная

середина XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

9

 

д. Ивашево

Парк с прудами

XIX в.

Памятники архитектуры

Федеральная

10

2

с. Кудиново

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы

1835 г.- конец XIX в.

Памятники архитектуры

Региональная

11

с. Кудиново

Храмовый комплекс

1-я половина XIX-начало XX вв.

Памятники архитектуры

Выявленный

Деревня  Ивашево.   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              2-я половина XVIII -начало XIX вв., 1815 г, середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

 

Характерный образец среднепоместной подмосковной усадьбы в стиле классицизма                  с разновременными постройками начала и середины XIX в., объединенными единым композиционным замыслом. Ансамбль удачно вписан в пейзаж, а храмовый комплекс                        с колокольней являются высотной доминантой местности.

С 1658 г. сельцом Троицким Долбинского стана владел князь Федор Семенович Борятинский. В 1877 г. он построил здесь деревянную церковь. В 1705 г. вотчина продана дьяку Ратманову, по фамилии которого получила второе название «Троицкое – Ратманово». В 1723 г. имение отписано в государеву казну, а в 1724 г. пожаловано Е.Л. Милюкову. Со второй половины XVIII в. Троицким – Ратмановым владеют Небольсины. При них сформировалось основное ядро усадьбы – был разбит парк и построен деревянный усадебный дом. В 1812 г. Троицкое – Ратманово подвергалось набегам французов и было разорено. В 1815 г. Небольсина выстроила существующий каменный Троицкий храм с теплым приделом в небольшой трапезной. На утраченном ныне сельском кладбище, находившемся к востоку от усадьбы, стояла деревянная Иверская церковь.

Усадьба  Троицкое – Ратманово расположена в открытой, хорошо обозреваемой местности, к югу от федеральной трассы М-7 «Волга». По мере приближения к усадьбе                     с этой стороны раскрывается ее наиболее эффектная панорама. Все постройки как бы выстраиваются в одну линию на фоне деревьев парка. Примечателен также вид на усадьбу               с юго-запада, со стороны исторической подъездной дороги.

Южная граница усадьбы – шоссе, восточная – проселочная дорога, западная – ручей, северная – обваловка с обсадкой кустарником.

Планировочная основа усадьбы – две взаимно перпендикулярные оси. Первая ось проходит параллельно шоссе и ответвляющейся от него южной проселочной дороге, ведущей в село. Вторая  продолжает дорогу, проходящую через усадебный двор                                 и уходящую в поле. Вдоль этих осей располагаются сохранившиеся постройки. Здания окружены парком и делят его на две части – основную, западную и меньшую, восточную, примыкающую к церковному комплексу. В западной части усадьбы некогда стоял деревянный главный дом (конец XVIII в.), обращенный западным фасадом к прудам. Эта часть парка сохранила некоторые элементы регулярности. От места утраченного дома, где сохранились древние дубы, к прудам опускается пологая луговина партера. С севера от партера располагаются современные еловые посадки, за ними – заросший массив парка                      с липовыми куртинами. Южная подъездная дорога, поднимающаяся вдоль партера, обсажена вязами. На ручье было некогда три каскадных пруда:

-          Верхний, недавно спущенный и перерезанный трассой дороги;

-          Средний, прямоугольной формы, неплохо сохранившийся;

-          Нижний, спущенный очень давно, котловина его едва прослеживается.

По дамбе между верхним и средним прудами идет ответвляющаяся от шоссе подъездная дорога. За прудами сохранился канал, в который отведены воды ручья.

Восточная часть парка, чисто пейзажная, содержит небольшую дубовую рощу                             с маленьким прудом перед церковью, полуостровом и дренажным каналом.

 

В настоящее время в усадьбе сохранились:

-          церковь Троицы, 1815 г. – середина XIX в.;

-          колокольня, середина XIX в.;

-          дом причта, середина XIX в.;

-          кирпичный завод, середина XIX в.;

-          флигель, середина XIX в.;

-          северная хозяйственная постройка на хозяйственном дворе, начало XIX в.;

-          руины южной хозяйственной постройки, 2-я половина XIX в.;

-          парк с прудами, 2-я половина XVIII – XIX вв.

В настоящее время усадьба претерпела сильные изменения. Существенно вырублен парк, имеются позднейшие посадки и самосевная поросль. Утрачено два пруда. На месте главного дома стоят дачи. Здание дома причта сильно перестроено. Остальные хозяйственные постройки находятся в руинированном состоянии.

 

Границы охранных зон не установлены.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

 

 

              Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

основной массив парка и храмовый комплекс с юга (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

северо-восточная панорама (фото 1982 гг.)

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

вид с севера на хозяйственный двор и храмовый комплекс (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

вид на храмовый комплекс из восточной части парка (фото 1982 г.).

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

вид на храмовый комплекс из восточной части парка (фото 2012 г.)

 

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

центральная часть усадьбы, вид с севера (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

вид с северо-востока (фото 2012 г.)

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв.,

руины северной хозяйственной постройки, вид с севера (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево. Усадьба «Троицкое-Ратманово», XVIII – XIX вв., вид с колокольни на место, где располагался хозяйственный двор: флигель, северная и южная хозяйственные постройки (фото 2012 г.).

 

Деревня  Ивашево.   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Церковь  Троицы  1815 г., середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

 

Пример храма – ротонды с колоннадой эпохи ампира, восходящего к образцам конца XVIII века. Обладает выдающимися архитектурно-художественными достоинствами, выраженными в удачно найденных пропорциях и тщательности проработки белокаменного декора. Центральное сооружение усадьбы, ее лучший памятник.

Первый храм Троицы в сельце, названном по нему Троицким, был построен в середине XVII в. вотчинным князем Федором Семеновичем Барятинским. В 1677 г. он выстроил новую Троицкую церковь. Ее сменил деревянный храм 1707 г., возведенный новым владельцем имения дьяком Андреем Ратмановым. В 1815 г. помещица А.С. Небольсина выстроила на этом месте каменную церковь с небольшой теплой трапезной.

Троицкая церковь расположена в центре усадьбы. Восточная колоннада храма обращена в сторону парка. Церковь является центральным и наиболее значительным  сооружением ансамбля.

Храм в стиле ампир обладает плановой объемной структурой, восходящей к прототипам конца XVIII в. Главный храм, не имеющий архитектурно выраженного алтаря,, представляет собой двусветную ротонду, окруженную на уровне первого яруса римско-дорической колоннадой, завершенную ступенчатым аттиком и куполом. Последний увенчан характерной для ампира медной главкой в виде шара, поддерживаемого тремя волютами. С запада к ротонде примыкает вытянутая по продольной оси трапезная, одинаковая по ширине с колоннадой. Ее восточные стены поставлены перпендикулярно ротонде. Ротонда прорезана стройными высокими проемами. Нижние окна и боковые входы прямоугольные, остальные восемь окон второго света имеют арочные перемычки. Главный вход в храм с запада. Высокий прямоугольный входной проем имеет арочную перемычку. Портик завершен фронтоном, несущим двускатную кровлю.

По периметру здания проходит гладкий белокаменный цоколь с продухами. Стволы белокаменных колонн и пилястры заканчиваются двойными каннелированными белокаменными манжетами. В тимпане фронтона заложено полуциркульное окно.

Интерьер ротонды хорошо освещен. Свод сферический. Алтарь был отгорожен иконостасом. Просторная четырехстопная трапезная перекрыта системой парусных сводов на подпружных арках. Из трапезной в ротонду ведет большой арочный проем. Полы, штукатурка и живопись не сохранились.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в.,

план и интерьер церкви (фото 1982 г.)

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в.,

вид с юга сквозь дома (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в.,

вид с юга (фото 2012 г.)

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в., вид с юго-запада (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в., вид с северо-запада (фото 1982 г.)

 

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в., вид с северо-запада (фото 2008 г.)

 

 

Деревня Ивашево, церковь Троицы, 1815 г., XIX в., общий вид (фото 2012 г.)

 

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Колокольня  церкви  Троицы  середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

Интересный пример колокольни в характере архитектуры позднего классицизма, выдержанной в едином стиле с постройками усадебного ансамбля и удачно гармонирующей с ампирным храмом.

Колокольня при усадебной церкви в Троицком Ратманове возведена во время перестройки усадьбы в середине XIX в. владелицей поместья М.Н. Бибиковой.

Колокольня расположена вблизи церкви, через дорогу к западу от нее и стоит по оси храма. Сооружение поставлено в центре усадьбы и является высотной доминантой ансамбля. Силуэт колокольни хорошо просматривается с дальних точек, особенно с западной подъездной дороги и с севера, вплоть  до федеральной автодороги М-7 «Волга».

Трехъярусная колокольня состоит из трех слабо убывающих четвериков, из которых два верхних – ярусы звона и завершены восьмигранным куполом с деревянными полуциркульными слуховыми окнами в основании. Композицию венчает квадратный в плане деревянный барабан, над которым некогда возвышался шпиль. В обработке фасада колокольни использован белый камень. Фасады всех ярусов имеют в центре ризалиты, завершаемые на втором ярусе фронтонами. Первый ярус с входом с востока и окнами с боковых сторон обработан большими арочными нишами, в которые помещены высокие узкие арочные проемы. Стройные арки пролетов звона обоих ярусов фланкированы широкими пилястрами. Нижний ярус перекрыт крестовым сводом.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

 

 

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Служебный корпус (дом причта), середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

Несмотря на значительные утраты, дом причта в усадьбе «Троицкое-Ратманово» сохранил характерную для группы построек середины XIX в. позднеклассицистическую декорацию и важное композиционное значение в ансамбле усадьбы.

Флигель рядом с церковью в усадьбе «Троицкое-Ратманово» относится по стилистическим признакам к зданиям, возведенным в усадьбе в середине XIX в.

Предназначение постройки известно по рассказам местных жителей – это дом причта при усадебной церкви. Здание имело сводчатые подвалы, второй деревянный этаж и веранды с боковых сторон. Вероятно, деревянные части здания были выстроены позже.

Дом причта расположен в юго-восточной части усадьбы, рядом с церковью.

Парадным фасадом дом причта обращен к парку перед храмом. В настоящее время искаженный перестройками дом оказался в ряду новой сельской улицы. Первоначально он стоял одиноко, связанный стилистически и композиционно с церковью.

Одноэтажное кирпичное здание, почти квадратное в плане, несколько вытянуто с севера на юг, завершено позднейшими деревянными фронтонами и двускатной железной кровлей.

Дом в стиле позднего классицизма повторяет декоративные мотивы одновременных с ним флигеля, кирпичного завода и особенно колокольни. Главный фасад имел нарушенную теперь трехчастную композицию, известную по фотографии 1960 г. Три прямоугольных окна были помещены: центральное – в рамочный наличник с архивольтом и окружено большой выступающей аркой, а боковые – с люнетами – утоплены в прямоугольные ниши. Сохранилась лишь центральная часть композиции с заложенным окном. Гладкий фриз и форма окон на других фасадах прослеживаются в закладках.

Восточный вход в здание прорублен в 1968 г., западный существовал и в 1930-х гг., вероятно он первоначальный. Старая поперечная капитальная стена в интерьере отделяла кухонную часть от жилой, продольная возведена вновь. В доме были деревянные перегородки. Судя по внутренним откосам, в доме сохранилось два первоначальных окна – в кухне и в боковой стене комнаты западной половины.

В доме – плоские перекрытия. Здание выстроено из кирпича, в системе русской кладки, на известковом растворе.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (дом причта), середина XIX в., план дома

 

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (дом причта), середина XIX в.,

вид с севера (фото 1982 г.)

 

 

 

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (дом причта), середина XIX в.,

южный фасад (фото 1982 г.)

 

 

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (дом причта), середина XIX в.,

вид с севера (фото 2012 г.)

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Служебный корпус (кирпичный завод), середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

 

Несмотря на значительные утраты, кирпичный завод в усадьбе «Троицкое-Ратманово» представляет историко-архитектурный интерес, как редкий пример сохранившейся усадебной постройки подобного назначения.

По рассказам местных жителей, постройка в юго-западной части усадьбы «Троицкое-Ратманово» представляет собой фрагмент сильно разрушенного кирпичного завода.

Судя по стилистическим признакам, он был возведен в период перестройки усадьбы в середине XIX в.

Сохранившийся фрагмент кирпичного завода расположен юго-западнее церкви, недалеко от утраченного главного дома. Парадный северный фасад его обращен к старой западной подъездной дороге.

Уцелела лишь центральная часть здания: высокий, прямоугольный в плане, вытянутый по оси восток – запад объем, к которому примыкали с торцов пониженные боковые крылья. На южном фасаде сделаны штрабы для возведения какой-то так и невыполненной пристройки. В центре протяженных фасадов имеются сквозные ворота, широкие проемы соединяли также центральный объем с боковыми помещениями. Прямые перемычки ворот укреплены рельсами.

Здание выстроено в стиле позднего классицизма, в едином с флигелем, домом причта и колокольней характере. Парадный северный фасад обработан широкими лопатками, между которыми помещены три высокие арочные ниши. Перемычки укреплены белокаменными «замками», обработанными под «бриллиантовый» руст – единственная деталь из белого камня на некультовой постройке усадьбы. Центральной нише северного фасада соответствует разгрузочная арка над воротами южного фасада. На уровне перемычки ворот проходит тяга с пояском сухариков. Таков же венчающий карниз.

Внутри здание представляет собой единое помещение. На северной стене – разгрузочные арки.

Здание неоштукатурено. В интерьере обнаружен кирпич с клеймом «П.Н. Милованова».

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (кирпичный завод), середина XIX в.,

северный фасад (фото 1982 г.)

 

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (кирпичный завод), середина XIX в.,

вид с юго-запада (фото 1982 г.

 

Деревня Ивашево, служебный корпус (кирпичный завод), середина XIX в.,

вид с севера (фото 2012 г.)

 

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Флигель, середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

 

Образец позднеклассицистического усадебного флигеля со скромной обработкой фасадов. Гармонировал с более ранними строениями усадебного ансамбля. Занимал в композиции усадьбы важное место.

Флигель в усадьбе «Троицкое-Ратманово» был выстроен при владелице М.Н. Бибиковой в середине XIX в., одновременно с рядом других построек.

Флигель подвергался переделкам еще в конце XIX - начале ХХ вв.

Флигель ограничивал территорию хозяйственного двора с севера. Его парадный западный фасад был обращен к проходящей мимо двора усадебной дороге, протяженный южный – к хозяйственным постройкам и церкви, остальные фасады выходили в поле.

Компактное, двухэтажное прямоугольное в плане здание занимало важное композиционное место в основной северо-восточной панораме усадьбы.

Кирпичный флигель был завершен деревянными поздними фронтонами и двускатной шиферной кровлей, с чердачным окном «домиком» с южной стороны и печными трубами.

Здание было выстроено в стиле позднего классицизма с использованием распространенных мотивов сандриков и плоских ниш. Декоративное убранство было выполнено из кирпича, в исполнении деталей чувствуется провинционализм.

Вход в здание был расположен в центре южного фасада. Все оконные проемы (прямоугольные) были увеличены.

Парадный западный торец имел классическую трехчастную композицию. Центральная часть была сильно углублена, нижние и верхние окна были расположены в арке, образуемой двумя полуколоннами, стоящими на высоких базах, на которые опирался архивольт. Нижние окна боковых ризалитов были помещены в большие арочные ниши с широкими тимпанами, осложненные тонкими низкими треугольными сандриками.

Идентичные протяженные фасады также имели боковые ризалиты, а в центре плоские арочные ниши на два яруса. В арке строенные окна со световыми проемами в центре и ложными по сторонам. Западный торец был лишен декора.

По периметру здания проходил гладкий фриз, перебиваемый перемычками увеличенных окон и примитивный карниз. Цоколь отсутствовал.

Первоначальная планировка флигеля представляла собой коридорную систему с поперечным коридором в центре, в который выходили изолированные комнаты. Капитальных стен было только две, комнаты были разделены неоднократно менявшимися деревянными перегородками. Как на первом, так и на втором этажах были сохранены лишь центральные входы из коридора, остальные были заложены.

В южной части коридора была расположена железобетонная лестница в два марша, которая содержала наверху фрагмент фигурных чугунных перил в характере эклектики. С верхней площадки вела крутая деревянная лестница на чердак.

На втором этаже были печи с белыми изразцами вторичного использования и двустворчатые филенчатые двери. В здании были плоские перекрытия.

Под северо-восточной частью флигеля имелся темный подвал без сводов.

Здание было выстроено из кирпича, на известковом растворе, в системе русской кладки.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области).

 

Деревня Ивашево, флигель, середина XIX в., план 1 этажа

Деревня Ивашево, флигель, середина XIX в., западный торец (фото 1982 г.)

 

Деревня Ивашево, флигель, середина XIX в., восточный торец (фото 1982 г.)

 

Деревня Ивашево, флигель, середина XIX в., южный фасад (фото 2012 г.)

 

Деревня Ивашево, флигель, середина XIX в., вид с северо-запада (фото 2012 г.)

 

 

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово»                                                                              Хозяйственная постройка северная, начало XIX в.;

Хозяйственная постройка южная, середина XIX в.

Объект культурного наследия федерального значения. Памятник архитектуры

 

Северная хозяйственная постройка начала XIX в. также как и южная хозяйственная постройка (в 1982 г. уже находилась в руинированном состоянии) были интересны характерным для классицизма декоративным убранством фасадов. Обе постройки играли существенную роль в композиции усадебного ансамбля.

Северная хозяйственная постройка на хозяйственном дворе усадьбы «Троицкое-Ратманово» была построена создателями усадебного ансамбля помещиками Небольсиными в самом начале XIX в.

Впоследствии обе эти постройки слились в один корпус, но в 1980-х гг. встройка была разобрана.

Небольшая, квадратная в плане, низкая хозяйственная постройка рядом с флигелем была расположена на хозяйственном дворе усадьбы. К югу от нее располагалась вторая хозяйственная постройка. Оба здания были выстроены в едином стиле и в одну линию. Одинаково декорированные западные фасады обоих зданий были обращены к дворовому фасаду утраченного главного дома. Вдоль парадных фасадов хозяйственных построек проходила главная усадебная дорога.

Обе хозяйственные постройки были выстроены в стиле зрелого классицизма и объединены общим мотивом декоративного убранства. Их парадная сторона до разрушения южного здания (в 1982 г.) представляла собой как бы единый монотонный глухой фасад, расчлененный узкими пилястрами, между которыми были помещены вертикальные филенки с медальонами вверху. Первоначальный, впоследствии заложенный вход северной хозяйственной постройки располагался в центре южного фасада и был обращен к входу в южный корпус. С северной стороны располагались два оконных проёма.

Внутри здание представляло собой единое помещение с подполом.

Оба корпуса были выстроены из кирпича, на известковом растворе, в системе русской кладки.

Паспорт  1982 г. (Министерство культуры Московской области). 

Деревня Ивашево, служебный корпус (северная хозяйственная постройка), середина XIX в., вид с северо-востока (фото 1982 г.).

 

Деревня   Ивашево   Усадьба  «Троицкое – Ратманово» 

Парк с пудами, XIX в.                                                                           

Объект культурного наследия федерального значения.

 

Пейзажный парк смешанных пород занимает площадь около 30 га. Расположен на пологом склоне к большому пруду, бывшему средним звеном прежней водной системы. Ландшафт парка разнообразен: аллеи и отдельные живописные группы лип обрамляют партер, дубовые рощицы сменяются в низинах старыми ивами. Особый, камерный характер носит уголок верхней части парка возле миниатюрного пруда с островом и дубовой обсадкой.

Паспорт отсутствует.

 

Село  Кудиново. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы   1835 г. – конец XIX в.

Объект культурного наследия регионального значения. Памятник архитектуры

 

Характерный для первой половины XIX в. образец культового здания в стиле классицизма с поздней эклектичной по своим формам колокольней.

Церковь Покрова в селе Кудиново построена в 1835 г. Во второй половине XIX в. трапезную, равную по ширине четверику храма, значительно расширили. Ее боковые стены полностью разобрали и возвели по сторонам два симметричных придела. В конце XIX столетия была построена новая колокольня. При этом на старой колокольне разобрали лишь верхний ярус, а нижний двухэтажный ярус облицевали новым кирпичом и превратили в притвор. Существующий ныне иконостас храма был установлен в конце XIX в.  К этому же времени относятся сохранившиеся элементы оформления интерьера – полы, фрагменты настенной живописи и лепнина.

Кирпичная на белокаменном цоколе Покровская церковь расположена на кладбище в юго-западной части села. Памятник имеет симметричную относительно продольной оси композицию, состоящую из храма с апсидой, двухпридельной трапезной с притвором и колокольни. На стенах снаружи сохранились следы известковой обмазки и побелки. Первоначальные объемы церкви – храм и апсида возведены в формах зрелого классицизма. Собственно храм несколько вытянут по продольной оси. Двухсветный четверик увенчан граненым декоративным барабаном с луковичной главой. Полуциркульная в плане апсида несколько ниже и уже храма. Трапезная выстроена в стиле позднего классицизма. Полуциркульные апсиды ее приделов частично закрывают боковые фасады четверика храма. С колокольней трапезная объединена двухэтажным притвором, представляющим собой нижний ярус старой колокольни, получившим в ходе перестройки новую эклектическую обработку фасадов. Примыкающая с запада новая колокольня – высокое четырехъярусное сооружение с уменьшающимися к верху, квадратными в плане ярусами – завершена низким резонатором и главой на граненом барабане. Архитектура колокольни решена в формах эклектики с преобладанием элементов псевдорусского стиля.

Декор здания выполнен с использованием кирпичных, штукатурных, белокаменных деталей, обладающих упрощенным, несколько графичным рисунком. Боковые фасады четверика храма, имеющие по пять световых осей, обработаны пилястровыми портиками завершенными фронтонами. Кирпичный карниз антаблемента имеет профилированную белокаменную выносную часть. Вертикальное членение фасадов дополнено белокаменными сандриками расположенными в простенках между пилястрами над окнами первого света. Цоколь обработан тонким профилем. Окна храма прямоугольные с профилированными белокаменными подоконниками, обрамлены рамочными штукатурными наличниками. Венчающий храм барабан декорирован арочными нишами с профилированными архивольтами, опирающимися на капители. Восточный фасад апсиды выделен широким тройным окном, являющимся наиболее выразительным элементом архитектурного облика памятника. Узкие прямоугольные боковые окна, расположенные по сторонам более высокого центрального арочного проема, декорированы белокаменными полуколонками с ионическими капителями. Остальные прямоугольные окна апсиды, подобно окнам храма, обрамлены рамочными штукатурными наличниками с белокаменными замками. Декор приделов трапезной значительно скромнее и проще. По верху стен проходит карниз, состоящий из белокаменного и кирпичного профиля и завершенный небольшим аттиком. Углы закреплены пилястрами. Боковые фасады обработаны плоскими, начинающимися от самого цоколя прямоугольными нишами с оконными проёмами.

Четверик храма перекрыт четырехдольным сомкнутым сводом. Апсида, сообщающаяся с храмом тремя арочными проходами, перекрыта конкой. В трапезную ведет широкий арочный проем. Центральное пространство трапезной и приделы перекрыты системой коробовых сводов, опирающихся на стены и подпружные арки. Апсиды приделов перекрыты конками. Притвор перекрыт коробовым сводом.

Архитектура колокольни ни пропорционально, ни стилистически не соответствует облику более ранних объемов памятника. Те же эклектичные формы использованы в убранстве притвора. По верху стен первого яруса колокольни и притвора проходит широкий фриз, состоящий из поясов кронштейнов, ширинок и поребрика. Фасады второго и третьего ярусов объединены высокими арочными ремнями. Окна второго яруса обрамлены колончатыми с перехватами наличниками. В третьем ярусе размещены тройные арочные окна с тонкими полуколонками. Верхний, со срезными углами ярус, прорезан арками звона. Его пилоны обработаны филенками. Резонатор и основание барабанов главы украшены килевидными кокошниками. В колокольне существовали деревянные межьярусные перекрытия. Подъем на верхние ярусы колокольни осуществлялся через второй этаж притвора.

В интерьере сохранились незначительные фрагменты клеевой живописи конца XIX в. На первом этаже притвора в основании свода проходит фриз, выполненный в технике гризайль. В убранстве интерьера использованы тянутые штукатурные карнизы.

В храме находится эклектический четырехъярусный каркасный иконостас с большой экседральной нишей в центре. Полы в церкви цементные с мраморной крошкой. В окна вставлены металлические решетки конца XIX в.

 

Границы охранных зон не установлены.

Паспорт  1986 г. (Министерство культуры Московской области)


 

 

Село Кудиново,

церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в.,

южный фасад храма (фото 1985 г.)

 

 

Село Кудиново,

церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в.,

южный фасад храма (фото 2012 г.)

 

 

 

Село Кудиново,

церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в.,

верхние ярусы колокольни (фото 1985 г.)

 

 

 

Село Кудиново,

церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в.,

верхние ярусы колокольни (фото 2012 г.)

 

 

Село Кудиново, церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в., вид с востока.

Село Кудиново, церковь Покрова Пресвятой Богородицы,

1835 г. - конец XIX в., вид с юго-востока.

 

Село Кудиново. Храмовый комплекс церкви Покрова Пресвятой Богородицы  

1-я половина  XIX – начало XX вв.

Объект культурного наследия вновь выявленный. Памятник архитектуры

 

Село Кудиново (Акундиново, новое) по старому административному делению входило в состав Богородского уезда Московской губернии. В начале XVII в. деревня Акундиново значилась вотчиной думного дьяка Федора Лихачева. В 1623 - 1624 гг. в близлежащем «погосте Покровском на речке Шеходке» была построена деревянная клетская церковь Покрова с приделом Николая Чудотворца. По завещанию Ф. Лихачева вотчина досталась его зятю князю Семену Ивановичу Прозоровскому. В переписной книге 1678 г. при князе Петре Ивановиче Прозоровском Кудиново уже значится селом. В 1724 г. в качестве приданого за Настасьей Петровной Прозоровской Кудиново перешло к князю Ивану Алексеевичу Голицыну. В конце XVII в. село принадлежало генералу Ивану Ивановичу Юшкову, по инициативе которого в 1779 г. старая деревянная церковь на погосте, вошедшем в состав села, была перестроена.

В 1835 г. на погосте строится новая кирпичная Покровская церковь. Во II половине XIX в. трапезная церкви была расширена с пристройкой двух симметричных приделов. В конце XIX столетия была возведена новая колокольня, при этом верхние ярусы старой колокольни разобрали, а ее основание превратили в притвор. Деревянная же церковь просуществовала на погосте вплоть до XX в.

В начале XX столетия примыкающая к церкви территория кладбища была обнесена кирпичной оградой. Тогда же за границей территории кладбища выстроили кирпичное здание просвирни. Окружающая церковь жилая застройка сформировалась в конце XIX – начале XX вв.

В состав комплекса входят: Покровская церковь, 1835 г. - конец XIX в.; ограда, начало XX в.; просвирня, начало XX в.; дом священника, начало XX в.; дом дьячка, начало XX в.; церковно-приходская школа, начало XX в.; сторожка, начало XX в.

Расположенный на юго-западной окраине села комплекс Покровской церкви, включающий культовые и жилые постройки, сформировалась на месте древнего погоста.

Композиционная доминанта комплекса – кирпичная церковь, выстроенная в стиле классицизма, расположена в восточной части участка, имеющего в плане форму неправильного пятиугольника, конфигурация которого обусловлена направлением улиц. Окружающая церковь территория, занятая кладбищем, обнесена кирпичной оградой. С севера к территории церковного участка примыкает обширное новое кладбище. Ограда представляет собой металлическую на кирпичном цоколе решетку, укрепленную между кирпичными столбами. В линии южного прясла ограды у юго-западного и юго-восточного ее углов расположены трехпролетные, с повышенной центральной частью, арочные ворота, в завершении которых использован мотив трехлопастной килевидной арки. В центре западного прясла находится небольшая с лучковой перемычкой калитка. Вторая, такая же калитка, у северо-западного угла связывает территорию церковного участка с «новым» кладбищем. Пилоны ворот и калиток, а так же столбы ограды с наружной стороны обработаны филенками. В плоскости филенок выложены равноконечные кресты. Вдоль северного прясла ограды сохранился фрагмент, проходивший по периметру липовой обсадки.

За границей территории кладбища с восточной стороны расположено одноэтажное кирпичное здание просвирни, выстроенное в формах эклектики и деревянная церковно-приходская школа, в декоре которой использованы стилизованные мотивы народного зодчества. Деревянные дома священника и дьячка, стоящие в линии застройки вдоль южного прясла церковной ограды, а так же сторожка, расположенная с западной стороны, архитектурно-художественного интереса не представляют и являются примерами массовой застройки подмосковных деревень начала XX в. Прямоугольный в плане участок за церковной сторожкой обсажен по периметру липами.

Комплекс представляет интерес, как пример сельского культового ансамбля I половины XIX - начала XX вв., сложившегося на основе древнего погоста.

 

 

Границы охранных зон не установлены.

Паспорт  1986 г. (Министерство культуры Московской области)

 

 

 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Сторожка, начало ХХ в. (фото 1985 г.)

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Бывшее здание сторожки (фото 2012 г.) 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Просфорная, начало ХХ в. (фото 1985 г.) 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Бывшее здание просфорной (фото 2012 г.) 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Бывшее здание просфорной (фото 2012 г.)

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Церковно-приходская школа (фото 1985 г.)

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Новое здание церковно-приходской школы (фото 2012 г.) 

 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс»,

I половина XIX, начало XX вв. Новое здание церковно-приходской школы (фото 2012 г.) 

Село Кудиново. «Храмовый комплекс», I половина XIX, начало XX вв. Дом дьячка, начало ХХ в. (фото 1985 г.)

 

7.    Археологическая характеристика сельского поселения Аксено-Бутырское Ногинского района Московской области

На территории сельского поселения Аксено-Бутырское расположены 5 объектов археологии, известные по архивным данным Института Археологии РАН, как объекты, обладающие признаками объектов культурного наследия:

−    курганный могильник «Балобаново» (XI-XIII вв.);

−    неолитическая стоянка «Кудиново»  (IV-III тыс. до н.э.);

−    курганный могильник «Колонтаево» (XI-XIII вв.);

−    курганный могильник «Марьино - 2» (XI-XIII вв.);

−    курган «Тимохово» (XI-XIII вв.).

Памятники археологии на территории сельского поселения Аксено-Бутырское

Тип  памятника

Местоположение

Датировка

Описание

1

Курганный могильник «Балобаново»

Могильник расположен к северу от с. Балабаново, на левом берегу р. Клязьма, по направлению к д. Аборино.

XI-XIII вв.

Количество насыпей не известно. Исследователи: Р.Л. Розенфельдт, А.А. Юшко (их источник не известен).

2

Неолитическая  стоянка «Кудиново»

Стоянка расположена в 2 км от с. Кудиново, на правобережье р. Кудиновка (правый приток р. Шаловка), на западном берегу торфяника Маслово Болото, в 0,3-0,4 км к западу от дачной застройки Горьковское Болото.

Неолит (IV-III тыс. до н.э.)

Точные границы и площадь стоянки не известны. В настоящее время сохранились лишь небольшие участки стоянки, где были выявлены кремневые скребки и отщепы.

Стоянка известна с начала ХХ в., когда была собрана коллекция лепных сосудов льяловской культуры, кремневые орудия и отщепы. Исследователи: Л.В. Грехова, Г.Ф. Полякова, В.М. Раушенбах, Р.Л. Розенфельдт, А.А. Юшко.

3

Курганный могильник «Колонтаево»

По данным С.К. Богоявленского начала ХХ в., курганный могильник расположен близ деревни на реке Добрынка (правый приток р. Шаловка, правого притока р. Клязьма).

XI-XIII вв.

Насчитывал три насыпи со следами старых раскопок колодцем.

4

Курганный могильник «Марьино - 2»

Могильник расположен вблизи д. Марьино-2, на р. Добрынка.

XI-XIII вв.

Могильник известен с начала ХХ в., сохранилось 3 насыпи, мониторинг которых был проведен в 1958 г. Все насыпи имеют следы старых раскопок колодцами, время и авторство раскопок не известно.

Описаны в своде С.К. Богоявленского (1947 г.), Р.Л. Розенфельдта (1988 г.).

5

Курган «Тимохово»

Курган расположен на расстоянии 0,5 км к северо-западу от северной окраины д. Тимохово, вблизи бывшей д. Нестерово.

XI-XIII вв.

Могильник известен с середины XIX в., состоит из одной насыпи. Информация происходит из свода М.А. Саблина (1879 г.).

7.1 Рекомендации по обеспечению сохранности памятников археологии

Под государственной охраной объектов культурного наследия в соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» понимается система правовых, организационных, финансовых, материально-технических, информационных и иных мер, направленных на выявление, учет, изучение объектов культурного наследия, предотвращение их разрушения или причинения им вреда, контроль за сохранением и использованием объектов культурного наследия.

Для обеспечения сохранности объектов археологического наследия, расположенных в сельском поселении Аксено-Бутырское, предлагаются следующие мероприятия[12]:

-               проведение натурных археологических обследований территорий сельского поселения, на которых расположены известные объекты археологического наследия, для определения точного местоположения и границ памятников, их современного состояния;

-               разработка проектов зон охраны объектов археологического наследия;

-               проведение планомерного сплошного обследования территории сельского поселения Аксено-Бутырское по берегам реки Клязьмы, с целью выявления памятников археологии и постановки их на охрану.

В целях сохранения и популяризации объектов археологического наследия целесообразно возрождение и развитие краеведческого движения:

-               создание условий для развития научно-познавательного туризма и пропаганды знаний о памятниках археологии и древней истории Московской области (выпуск каталогов, справочников, буклетов, научно-популярных изданий и т.п.);

-               использование территорий археологических памятников для проведения экскурсий и специальных научно-познавательных мероприятий;

-               благоустройство территорий, прилегающих к памятникам археологии, по специальным проектам, согласованным в установленном законодательством порядке.

В зонах расположения памятников археологии запрещается:

-               прокладка подземных коммуникаций, нарушающих гидрогеологический режим и целостность памятников археологии;

-               любое новое строительство без согласования с областными органами охраны объектов культурного наследия и проведения предварительного археологического обследования.

 

8.  Воинские захоронения на территории сельского поселения

 

Памятники и обелиски павшим воинам в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на территории сельского поселения Аксено-Бутырское Ногинского района Московской области

 

В память о погибших в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. воинах и односельчанах в сельском поселении Аксено-Бутырское расположено 18 памятных знаков.

Эти памятные знаки вошли в книгу «Памятники воинской славы Московской области», издание  ГУП МО «МОК центр», 2011 г.

Памятники и обелиски павшим воинам в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на территории сельского поселения Аксено-Бутырское Ногинского района Московской области

1

деревня Аборино, д. № 17

«Памятник воинской славы»

 

 

2

деревня Аксено-Бутырки, микрорайон Бутырки                           (около д. № 44)

«Памятник воинской славы»

 

 

3

деревня Афанасово-1, д. № 11

«Памятник воинской славы»

 

 

4

деревня Бездедово, ул. Набережная (около д. № 19)

«Памятник воинской славы»

 

 

5

деревня Белая, ул. К. Маркса (около д. № 46)

«Памятник воинской славы»

 

 

6

деревня Березовый Мостик, (около д. № 15)

«Памятник воинской славы»

 

 

7

деревня Ельня, ул. Ленина (около д. № 24а)

«Памятник воинской славы»

 

 

8

деревня Ивашево, ул. Ленина (около д. № 22)

«Памятник воинской славы»

 

 

9

деревня Кашино, ул. Ленина (около д. № 9)

«Памятник воинской славы»

 

 

10

деревня Колонтаево, ул. Напрудная (около д. № 1)

«Памятник воинской славы»

 

 

11

село Кудиново, пересечение улиц Новой и Центральной

«Памятник воинской славы»

 

 

12

деревня Марьино-2 (около д. № 20)

«Памятник воинской славы»

 

 

13

деревня Новые Псарьки (около д. № 19)

«Памятник воинской славы»

 

 

14

деревня Старые Псарьки (между домами № 24-25)

«Памятник воинской славы»

 

 

15

деревня Стулово, ул. Первомайская (около д. № 36)

«Памятник воинской славы»

 

 

 

16

деревня Тимохово, ул. Совхозная (около д. № 18)

«Памятник воинской славы»

 

 

 

17

деревня Шульгино, ул. Центральная (около д. №1)

«Памятник воинской славы»

 

 

18

поселок радиоцентра-9 (около д. №1)

«Памятник воинской славы»

 

 

 

9.  Зоны с особыми условиями использования территорий, связанных

с объектами культурного наследия

На основе проведенного ландшафтно-визуального анализа территории сельского поселения Аксено-Бутырское выявлены зоны композиционного влияния памятников архитектуры (бассейнов видимости) и установлены  границы зон с особыми условиями использования территорий, связанных с  объектами культурного наследия.

Для объектов культурного наследия, расположенных в сельском поселении Аксено-Бутырское, проекты зон охраны не разрабатывались.

Предлагаемые в генеральном плане зоны с особыми условиями использования разработаны в рамках данного генерального плана в целях сохранения объектов культурного наследия в сложившейся исторической и пространственно-композиционной среде.

При подготовке последующей проектной документации для участков планируемого строительства, попадающих в зоны композиционного влияния объектов культурного наследия, в соответствии с требованиями современного законодательства, необходима разработка полноценного проекта зон охраны для конкретных памятников истории и культуры, расположенных на территории сельского поселения Аксено-Бутырское.

До разработки проектов зон охраны этих объектов, любая хозяйственная деятельность в границах зон с особыми условиями использования территорий, связанных с объектами культурного наследия, согласовывается с органами охраны объектов культурного наследия.

Общие рекомендации по режиму градостроительной и хозяйственной деятельности в границах зон с особыми условиями использования, связанных с объектами истории и культуры, действуют до момента разработки и утверждения проекта зон охраны объектов культурного наследия в соответствии с требованиями современной законодательно-правовой базы.

ПРИЛОЖЕНИЕ


[1] Справочные материалы по краеведению. Ногинский район, «Историческое краеведение IX-XIX вв.», г. Ногинск, 1996 г., с. 52-55.

[2] Г.Е. Кирюшин, Е.А. Кошелева, И.В. Рыжова, Т.А. Варгина, В.М. Осин. «Справочник по административно-территориальному делению Московской области 1929-2004 гг.», М., изд. Кучково поле, 2011 г., стр. 389-398.

[3] В исторических документах деревня Ивашево числилась как село.

[4] ЦГИАМ, ф. 203, оп. 707, д. 386, л. 4 – источник указан Г.Б. Ашкинадзе.

[5] ЦГВИА, ф. ВУА, д. 18861, ч. 9, л. 136 – по сведениям, полученным от Г.Б. Ашкинадзе.

[6] ЦГИАМ, ф. 203, оп. 757, д. 2730, л. 6.

[7] ЦГИАМ, ф. 203, оп. 207, д. 386, л. 4.

[8] ЦГИАМ, ф. 203, оп. 757, д. 2730, л. 6.

[9] ЦГИАМ, ф. 203, оп. 207, д. 386, лл. 1, 1 (об), 4, 4 (об).

[10] http://ivashevo.narod.ru/story.html.

[11] В соответствии с перечнем объектов культурного наследия, предоставленным Министерством культуры Московской области.

[12] Местоположение объектов археологического наследия отображены на картах генерального плана ориентировочно и требуют уточнения (дополнительных натурных обследований) с последующим определением границ  территорий и зон охраны этих объектов.

В историческом плане   интересны с.Кудиново и д.Ивашево.

  О селе Кудиново упоминается в документах XVI века, в писцовой  книге 1537 года сказано, что «рядом с погостом Покровским находилась вотчинная деревня Новая Анкудиново.

  Деревня Новая Анкудиново была вотчиной думного дьяка Лихачева Ф.Ф., пожалованная ему по именному государеву Указу в период царствования Бориса Годунова.

  Лихачев Ф.Ф. – выдающаяся личность – это первый картограф России, который составил карту России, возглавил земский Приход, был дьяком Посольского Прихода, хранителем государевой печати.

  В то время Кудиново было единственным селом, которое было вотчиной думного дьяка во всем Московском уезде. Исследователи полагают, что с.Кудиново в то время имело какое-то значение в отношении охраны Московского Государства, тем более, что оно расположено на перепутье дорог из Владимира и Касимова в Москву. Через Кудиново  шел глухой проселочный путь в Бирюлевскую пустынь, Хотьковский монастырь и в Троице-Сергиеву  лавру.

  Почти 100 лет с.Кудиново (или Покровское – за свою историю с.Кудиново поменяло несколько названий) являлось некоторым центром местности, оно являлось центром Московского уезда. С 1781 г. Указом царицы Екатерины II село Рогожино переименовалось в г. Богородск и селу придан Богородский уезд. Кудиново  с этого времени выделяется в Богородский уезд.

  Начало XVII века связано с крупными историческими событиями в России. Об этих событиях (смуте, безвластии, об избрании на Российский престол Владислава – сына польского короля Сигиздмунда)  пишет в книге «Юрий Милославский» писатель М.Н.Загоскин.

  Из этой книги мы узнаем, что в России в это смутное время  образовываются партизанские отряды для борьбы с поляками. И в Кудиново организовались  партизанские отряды. Руководителем их был священник Кудиновской церкви отец Иеремей   Афанасьев – лицо не вымышленное, хотя о нем и не упоминается в летописях  времени между царствования. Отец Еремей (Иеремей) был рукоположен в иереи в 1600 году в царствование Бориса Годунова, сдал свой приход сыну своему Никине Еремееву в 1697 году в царствование императора Петра 1- священствовал 97 лет.

  Покровская церковь села Кудиново (сегодня действующая) построена более четырех столетий назад ( по крайней мере об этом имеются упоминания в исторических документах). Является памятником архитектуры.

  Не менее интересна д. Ивашево. В 1677 году построена церковь Святой Троицы. Усадьба Троицкое-Ратманово получила название от этой церкви. В настоящее время церковь восстановлена, внесена в реестр памятников архитектуры федерального значения.

  В настоящее время в д. Колонтаево работает оздоровительное учреждение ЛОК «Дом  отдыха Колонтаево», куда на отдых приезжают жители со всей России. Дом отдыха имеет современную лечебно-оздоровительную базу, расположен в живописном месте на берегу  пруда.

  На территории поселения в настоящее время работают: два крупных сельскохозяйственных предприятия – животноводство, растениеводство (ЗАО «Ногинское», ЗАО «Кудиново-Агро»); мясоперерабатывающие цеха; фабрика нетканых материалов; в бизнес-плане предпринимателя в д.Белая ведется восстановление производства керамических изделий.

Сельское поселение Аксено-Бутырское объединяет 26 сел и деревень: д.Аборино, д.Аксено-Бутырки, д.Алексеевка, д.Афанасово-1, д.Белая, д.Бездедово, д.Березовый мостик, д.Борилово, пос.Горбуша, д.Ельня, д.Ивашево, д.Каменки-Дранишниково, д.Кашино, д.Колонтаево, с.Кудиново, д.Марьино-2, д.Меленки, д.Новые Псарьки, д.Оселок, д.Пешково, пос.Радиоцентр-9, д.Старые Псарьки, д.Стулово, д.Тимохово, д.Черепково, д.Шульгино.

Сейчас на территории сельского поселения проживает 
около 8000 человек.

Sidebar Menu